Category:

Эклер для Барбары

Барбара увлеклась не на шутку, чем сильно беспокоила Марека. Охотницей на  охотников маменька никогда не была, сноровкой в выборе подходящего не  отличалась. Этот же кандидат и вовсе вызывал во взрослом сыне тревожную изжогу. Защитить от такого матёрого, сил ещё не накопилось.

С Барбарой, светящейся сто-ватной лампой накаливания, поговорить не удавалось. Она нырнула в омут порока с наслаждением норильского бурильщика, щупающего пальчиком ноги водичку Средиземного моря на предмет, не холодновата ли? 

В гостинице они виделись только с утра, куда Барбара спускалась на завтрак за утренними углеводами и яичницей из трёх яиц. Она все время торопилась и поглядывала на двери, в ожидании свиты своего увлечения, которую он за ней присылал. День на пятый  Марек отловил маменьку с утра в её номере и призвал к ответу.

— Хватит  разврата, пора закопать стюардессу, - пытался шутить сынишка, забыв, что анекдот - штука не интернациональная. 

— Разврата еще и не было, мы до него никак не доберёмся, - огорченно посетовала маменька. Может я старая и страшная? -  загорелось недобрым огнём в глазу Барбары. 

Пришлось успокаивать, что таких стильных, выдержанных в пастельных тонах, юных не бывает, а до Фриды Кало ей ещё расти и расти, но под настроение можно попробовать нарисовать углём брови.  

Повеселевшая Барбара объявила, что желает познакомить сына со своим  кавалером и пригласила их с Аськой на ужин в ресторан. Её саму на семейный ужин доставит кавалер. 

Подол наряда мелькнул в дверях и от маменьки остался только аромат. Опять убежала, толком не поговорив. — А на него ведь всю юность ворчала, когда он сам так делал, убегая к друзьям, — обиженно дулся основательно подрощенный сынулька. 

Ресторан оказался милым, маменькин кавалер тоже не подкачал, шутил адекватно, порой даже уместно, за столом в зубах не ковырялся, из туалета вернулся с застегнутой ширинкой. Просто эклер, а не мужчина. Дайте два с собой на вынос. 

Марека сильно тревожил вопрос, нафига такому знатному сеньору его не юная мать? Нет, она конечно даст десятилетнюю фору всякой ровеснице, но этому господину по статусу и толщине бронированных стёкол в Мерседесе, положено иметь моделей, даже вероятно пять за раз. 

Кавалер сам предложил Мареку выйти на воздух за глотком никотина, углядев ревнивое беспокойство в сыне своей оригинальной пассии. Не дожидаясь вопросов, выложил свой план на мать и жизнь в ближней перспективе. 

— Да, Барбара не юна, но я уже обожрался неспелыми апельсинами. Мне нравится её бойцовый характер и уверенность во всем, что она делает. Она - генерал и генератор в одной таре. Таких мне не попадалось на пути. Штучный экземпляр, как первые Брегеты, если ты понимаешь, о чем я.

Марек прекрасно понимал, о чем говорил этот эклер, он и сам бы лучше слов не подобрал, но вот огня в нем, такого как у Барбары, не нащупал. Обратная искра не возвращалась в маменьку. Это было заметно. 

По пути домой, Аська делилась с Мареком, о чем они с Барбарой болтали, пока мужчины наслаждались никотиновыми палочками. 

— Маманя твоя уморила меня вопросом, где ей можно срочно купить эротичное белье для переспелого арбуза. Чтоб значит, все что надо спрятать, было спрятано, а прям сильно необходимое, оставить без категоричного прикрытия, но с мнимой видимостью ориентиров. 

— Мы с ней на карте города, которая была у неё с собой, ставили крестики на места продажи аксессуаров для старческого разврата. Так смеялись, всю помаду съели. 

— У неё очень серьезные планы на этого гражданина. Он вроде бы не плох, но мне с ним рядом не по себе. Может, маменька  домой уедет и все рассосётся? Как ячмень на  глазу. 

Всю следующую неделю, вплоть до отъезда Барбары в Прагу, они мало виделись и Марек настоял, что уж в аэропорт он точно отвезёт её сам.  Барбара подозрительно быстро и покладисто согласилась. 

Оказалось, эклер летел с ней в Прагу и купил им билеты в первый класс. Встретиться договорились в аэропорту, чтоб дать возможность любящему сыну проводить маменьку. В дороге Барбара рассказывала про планы эклера на Чехию и что она в них будет действующим героем на  ведущих ролях. 

— Мам, а ты не думаешь, что он сделал ставку не на тебя, а на твой европейский паспорт и опыт? Он же явно не альтруист.

— Ну так и я не выпускница монастырской школы, баланс возможностей  посчитать могу. А потом, знаешь сынуля, никто не знает когда и куда его  застрелит Амур. 

В аэропорту настроение Барбары стало быстро падать. Кавалер не объявлялся. Кто-то другой слопал этот эклер. Барбара улетала с тяжелым  чемоданом и осадком на душе. Надеялась до последнего, что все-таки не ошиблась в  мужчине. Ну, хотя бы раз же должно было повезти? А нет, все как всегда.

Марек, возвращаясь в город, простоял в пробке четыре часа. Что-то серьезное случилось на встречной полосе, такое, что перегородило все движение, оставив только одну узкую полосу проезда. Затылочный и грудной мех встал дыбом при взгляде на результат недавних дорожных событий.

Три Мерседеса были не просто расстреляны, они были похожи на вскрытые монтировкой консервные банки из которых хотели сделать  дуршлаг. Трупы уже увезли, лужи бурой жидкости засыпали песком. 

В одной из этих машин собиралась ехать Барбара со своим эклером. Марек узнал Мерседес по необычным дискам и холодному ужасу, судорогой скрутившему все сухожилия. Теперь Марек точно знал, где находится сердце и как оно выскакивает через горло и уши.  

На работу он уже не поехал, а кое-как дополз домой совершенно разбитый и  сразу же все вывалил на Аську. Надо было срочно поделиться с кем-то своим.

— Мать будет звонить, не рассказывай ей. Она и так в аэропорту зелёная была, а если рассказать, то совсем двинется. Она, кажется, влюбилась не на шутку.

— Ничего ты в женщинах не понимаешь, обезьяна вислоухая. Да она зелёная была, потому как решила, что ей пренебрегли и променяли. Обесценили её саму и все её действия. Бросили, недоматросив. Я сама все Барбаре расскажу.

Утром позвонила Барбара и совершенно бесцветным голосом сказала, что долетела хорошо, все норм и хотела положить трубку. Но Аська не дала закончить разговор и в красках поведала, как счастлив был Марек, когда  понял, что мог потерять мать, а она — вот она. 

— Бандитские разборки остановили вашего кавалера недалёко от аэропорта, можете поискать в новостях. Не выжил никто. 

Барбара таки отключилась от разговора и бросила трубку. Марек  заволновался за мать, пустился в путь по стенам и затопал тапками на Аську.

— Нельзя было ей рассказывать. Она там будет с ума сходить или ещё чего лучше, прилетит обратно.  

— Ещё раз тебе говорю, ты не разбираешься в девочках и не спорь со мной. Она перезвонит тебе часа через два и будет прежней Барбарой. 

Аська ошиблась. Барбара перезвонила через двадцать минут и не Мареку. 

— Асенька, а давайте-ка вы теперь ко мне приедете? С Мареком и шоколадкой. Я тебе Прагу покажу. Гранатовый браслет в подарок с меня.


10. https://gnomomamochka.livejournal.com/93845.html

9. https://gnomomamochka.livejournal.com/93525.html

8. https://otrageniya.livejournal.com/1945729.html

7. https://gnomomamochka.livejournal.com/91070.html

6. https://otrageniya.livejournal.com/1932341.html

5. https://otrageniya.livejournal.com/1928092.html

4. https://otrageniya.livejournal.com/1925166.html

3. https://otrageniya.livejournal.com/1918868.html

И понеслось: 2. https://otrageniya.livejournal.com/1911359.html

С чего всё начиналось: 1. https://na-slabo.livejournal.com/6858.html

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.