Исполнение желаний

Пупсик ненавидит одиночество и тишину. Виновата в этом я. Меня очень много. Всегда. 

Я заполнила всё околопупсовое пространство, как монтажная пена заполняет  собой свободные полости. 

Когда я вдруг замолкаю, пупс начинает беспокоиться. Тычет в меня градусником и горячим чаем с заботой. 

Конечно, так было не всегда. Первые пару лет он пытался регулировать мои звуки, крутил настройки радио. Потом смирился. А однажды, совершенно случайно и вовсе выяснилось, что без этой шумовой завесы ему тревожно.

Из Америки в гости летел лучший друг пупса. Пупсик нервно ожидал нашей первой встречи. Вдруг я не понравлюсь его другу. Как дальше жить, если два  самых нужных не подружатся?

Мой безкостлявый помело-язык кого хочешь взбесит. Тактичность, тоже не наш конёк. Вообщем, повод  переживать у пупсика огромный, на полтора моих доставучих метра.

Не знаю, каким шаманам он молился и какому богу чего обещал, но в день приезда друга я потеряла голос. Совсем. До истерики и слёз. Притом, что ни ангины, ни даже  насморка простого я не подцепила. И в Караоке песни не орала, и вообще была паинькой, и зайкой. 

Как пупсик радовался, не передать словами. Он был счастлив, предвкушая бесконечные разговоры с другом, в которые я не смогу влезть и натоптать. Аж пританцовывал. 

Я же была в печали. Так-то вроде ничего и не болело, но при малейшей попытке выдавить какой-то звук, горло жгло до спазма.  

— Вот ведь скотина, думала я с добротой про пупсика. На трахтибедохал потихоньку в бородёнку свою, Хаттабыч хренов. А вслух, махала жестами всё, что думала про его волшебные способности. 

Друг прилетел. Все получилось зашибись. Они с  пупсом наговорились за первый день до волдырей на языках и тяжелого похмелья. Ржали вместе над  удачно молчаливой мной. 

На второй день пупс сходил в  аптеку. Притаранил какие-то полоскалки для горла. Заставлял их пользовать и раза три за день пытался выяснить, не полегчало ли, когда уже проявится первый писк? Пытался подкрутить настройки.

На третий день потащил к врачу и уговаривал того нашпиговать меня хоть прямо в горло волшебными  снадобьями, чтоб полезли звуки. От тишины, ему ломило перепонки.

Кажется, пупс осознал, что перестарался с бубнами, шаманами и заклинаниями. Очень грустный пупсик просил прощения (не  знаю у кого, может даже у меня) за свои желания. 

Заглядывал мне в горло, в глаза и в записную книжку. Надеялся увидеть улучшения и может быть даже нитку заговора. Вдруг я уже могу говорить и только прикидываюсь немой. Ленивым радио стала назло.

К концу третьих суток моего безмолвия пупс торжественно клялся, что больше никогда даже мечтать не будет о тишине. Он спать согласен под мои вопли, лишь бы дали звук. 

Попустило еще не сразу. Голос восстанавливался неделю. Сипел, хрипел, срывался. Но пупс был счастлив. Наконец-то мир обретал привычный  цвет и краски. 

Друг так сочувствовал пупсу, что тоже неожиданно обрадовался, когда я стала лезть в их разговоры. Оказалось, что запросто можно дружить втроём и я очень свой пацан. 

Прошло не мало лет. Пупс был не самым верным мужем и пару раз пытался вить другие гнезда. Но что забавно, где бы ни был, каждый  день звонил и слушал радио с привычным ультразвуком. 

Ну и кто после этого Хоттабыч?

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Ага,вот любовь: и вместе тесно ,и врозь скучно)И Хоттабычем быть ,оказывается, тоже только друг для друга)Ибо магия образуется от слияния )А тогда уже Хоттаб Хоттабович появляется, для всех)