Categories:

15. Злоключения иностранцев в Европе. По следам Ленина и Гитлера.

В Мюнхен припёрлись сильно к вечеру. Плутали в поиске гостиницы. Неожиданно нашли кабак Хофбройхаус, где Гитлер бухал со товарищи и писал свой манифест «Программа 25», который лег в основу Второй Мировой войны.

Пупс немедленно возжелал испить там пивасика. 

Было отлично, что с чемоданами не пустили. Хвост отваливался от усталости, тело просило оставить его в покое. Обещала пупсику утром вернуться сюда за желанным напитком, на другие варианты не соглашался. 

Утром конечно пошли в другую сторону. Нефиг с утра по Гитлеровским местам ходить. Мариинцплас прекрасная альтернатива, когда там не идут ремонтные работы.

А они там  как раз шли. Немецкую красоту вручную ваяли трудолюбивые турецкие строители, потомки великих воинов Османской империи, растерзавших могучую Византию и державших в страхе всю Европу и иже с ней. Считаю, есть о чём задуматься любому Ымператору.

Строящаяся красота радовала глаз горками новой брусчатки, кучами песка и бетономешалкой. Пыль от стройки была банально цементной и садилась ровным слоем на обувь и волосы. Не понравился нам, короче, ни Мариинцплас, ни городская Ратуша на нём. Ушли.

Весь остальной Мюнхен был очень похож на все остальные Мюнхены Германии. Черепичные крыши. Брусчатка. Оштукатуренные стены. Собаки на поводках хозяев, несущих мешочки с их навозом. Клумбы на окнах и бухие туристы, которым можно только завидовать.

Суматоха улиц утомила до чёртиков. И тут пупс задвинул предложение навестить таки логово национал-социализма и закусить немецкими сосисками немецкое же пиво. В этот раз пупсик прям угадал. 

Выяснилось, что не только Гитлер изволил там пиво кушать с квашенной капустой, а еще и Ленин вкусно отдыхал. И тоже со товарищи и бабой своей Крупской Надеждой. Только на двадцать лет раньше. Не удивлюсь, если окажется, что еще какой лидер и тиран там ошивался. Не пивнуха, а магнит для карликовых сатрапов.

Пивной зал был огромный. Если верить Википедии, в 1920 году он вместил в себя аж 2000 человек, которые четыре часа слушали Адольфа про превосходство арийской нации и надеялись на светлое будущее. Что-то мне это напоминает.

Пиво было Баварским тёмным, капуста квашенной, сосиски жаренными. Налопались быстро. Разговаривать пришлось громко. Зал гудел Баварским наречием. На нас косились немецкие завсегдатаи с литровыми керамическими кружками наперевес. Они здесь главные. И не удивительно. Такая кружка запросто могла стать орудием убийства. Выползли целые и довольные.

С пивом внутри и Мюнхен выглядел нарядней. В таком городе хотелось жить, ну или хотя бы погулять. Обходя окрестности Онежского озера красивую площадь с великолепным зданием на пятый круг, хвалили местную архитектуру.

— Какая красивая городская Ратуша, говорил жизнерадостный пупсик, стряхивая хлопья цемента с моей головы. 

— Какой красивый Мариинцплас, вторила ему я, уворачиваясь от щебёночной крошки, вылетающей из гудящей бетономешалки.

Получается, пиво — это маркетинговый ход. Подпоил туристов и разнесли они по миру информацию о немецких красотах. Так что ли? 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
А я вот тоже в Вене в кафе Централь всегда в углу Ленина с Троцким вижу, играющими в шахматы. Особенно с устатку и голодухи. Потом заешь штруделем другим и кофеек и винишко- глянь, исчезла нечисть! А вот пивом не пробовал гонять, недоработочка вышла.