gnomomamochka

Category:

Маринка

В пятнадцать лет Маринка уже совсем была готова податься в жены, но уголовный кодекс не позволял бежать в загс. Помимо этого зловредного обстоятельства были и ещё некоторые затруднения. Маринкину готовность покинуть отчий дом ценили только родители. Юноши боязливо обходили Маринку по большой дуге.

В ней все символизировало стабильную ячейку общества. И начёс из обесцвеченных перекисью волос, залитый лаком до состояния коросты, и фундаментальная походка, и даже розовый болоньевый плащ на синтепоновой подкладке. Словом, всё.

И это если ещё не заглядывать в ее комод с приданным. Там символы лежали плотными рядами, проложенные мешочками с сухой лавандой. Простыни, скатерти, вафельные полотенца, байковые пеленки и песцовый воротник. Всё, что может понадобиться в трудной семейной жизни.

Юноши не ценили ни начёс, ни стопку наволочек. Маринка страдала. Ей шёл уже шестнадцатый год, а она все ещё не чувствовала уверенности в будущем. И тут родителям дали новую квартиру в высотном доме. А там...

Там были соседи. Много соседей. И многие из них подходящего возраста. В годные были признаны трое. И Маринка, не откладывая вопрос до своего совершеннолетия, приступила к осуществлению матримониальных планов. Слово такое она, правда, не знала, а вот планы строить уже умела. 

Стратегию разрабатывали вместе с маменькой, специалистом первого класса, в таких делах. Восемнадцать лет супружеской жизни не прошли для маменьки даром. И совсем не даром прошли эти же годы по военным городкам. По части бытовых интриг ей не было равных.

— Заходить надо с козырей, — наставляла Маринку многомудрая мать, — с родительниц.

И практически сразу же один кандидат выбыл из гонки. У него оказалась не мама, а МАМА. Встретившись однажды с Маринкой на лестничной площадке и с трудом разойдясь в узком пространстве, она одним взглядом выжгла в Маринке все надежды на выбранного рекрута. Свезло, в общем, парню.

Зато у двух других юношей были вполне интеллигентные мамаши, таких на раз плюнуть свернуть рулетиком.

Одна мамаша капитулировала с первой встречи, как только Маринка зашла в гости с пирогом, знакомиться с соседями. Пирог отлично пах и на него подтянулись все домочадцы, включая жирного кота, повелителя всея жилплощадь.

Кот разрешил Маринке посидеть на кухонном табурете и не наложил ей вето в тапки, оставленные в прихожей. Хозяйка приняла это за добрый знак. Не с каждым их сиятельство было столь благосклонно. 

Вторая оказалась орешком покрепче, на пирог не купилась и свернулась кулёчком только с третьего раза. Маринка тогда оказалась под ее дверями совершенно случайно, как-будто и не караулила совсем. 

Упрямая мамаша мыла свой лестничный пролет по расписанию, вывешенному на электрощитке. Маринка же, поглядывая с верхнего этажа, дождалась, когда останется несколько ступенек и предложила их домыть. 

Нет, конечно, мамаша не отдала Маринке тряпку и домыла лестницу сама, но благородный порыв оценила. И на Маринку стала посматривать с некоторой долей лояльности. 

В общем, первая рекрутинговая компания оказалась вполне успешной. Дело осталось за малым. Приручить самих юношей. Ну или хотя бы одного.

— Меньше пизди, больше слушай и чаще хлопай ресницами, — учила многоопытная мать и покупала Маринке настоящую ланкомовскую тушь для густоты.

Хуже всего Маринке давался первый пункт материнской инструкции. Она несла в себе мудрость и знания, которыми требовала делиться ее широкая душа. 

Оказавшись наконец-то и по категорическому настоянию одной из потенциальных свекровей в компании молодых людей, давно друживших всем двором, она сдерживала свою мудрость недели две. Потом Остапа неудержимо понесло.

— Очки нельзя носить всё время, глаза совсем испортятся, — вразумляла Маринка близорукого юношу, с толстенными линзами на минус восемь.

— Велосипедом можно заработать себе рак яичек, — при случае, делилась она с другим, лихо рассекающим по лужам на новенькой Каме.

— Собачьи блохи вызывают у людей псориаз, — не ленилась она раскрывать глаза на истину юноше, выходящему во двор с таксой.

Для всех у Маринки был припасен информационный кейс. Через неделю, при виде выходящей из подъезда энциклопедии с тайными знаниями, весь дворовый молодняк куда-то исчезал. Маринка недоумевала, ведь так хорошо всё шло. 

Прошаренная мать предложила Маринке изменить тактику, оставив нетронутой стратегию. А именно, в случае невозможности оставить при себе свою крайне важную мысль, поделиться сокровенным не с подвернувшимся юношей, а с любой непопулярной девочкой в компании. 

— Такие есть всегда, — уверяла сведущая мать и поправляла Маринке сбившийся начёс.

Совет, вероятно, был бы неплох, если бы Маринка умела различать девочек по популярности. Но Маринка умела различать девочек только по весовой категории, а тут ей равных не было.

— Бедная, как же тебе тяжело с такой большой грудью. Ни побегать нормально, ни в теннис поиграть, — сочувствовала Катюхе Маринка, тяжело поднимая свое тело к лифту.

— Ой, тебе так легко на скейте кататься. Здорово, когда нет ни попы, ни груди. Ничего не мешает, — улыбалась она Женьке, жизнерадостно обгоняющей пацанов.

— Ты такая умная, трудно будет найти дурака в мужья. Ну, чтоб ум твой не заметил, — объясняла она устройство жизни Полинке.

Не сказать, чтоб Маринке удался план по одомашниванию выбранных её кандидатов, но кое чего она-таки добилась. Компания распалась. Не сразу, конечно. Сначала начали собираться в местах, о которых Маринка не знала, а потом и вовсе перестали встречаться. 

Маринка же об окончательном провале брачной операции узнала, придя в гости с очередным пирогом. Жирный кот проявил, заснувшую было, бдительность и штамп «отказано в удовлетворении» оставил на обоих её тапках, по привычке сброшенных в прихожей.

— Ничего, моя красавица, мы найдем тебе подходящего мужа, — утешала дома подполковница свою монументальную кровиночку, — вон у бати пополнение молодое прибыло, не отвертятся.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →