gnomomamochka

Categories:

Пионеры Старой Земли

Это мой бракованный, не дошедший до финала, рассказ с конкурса в ru_grelka на тему «Последний мореплаватель этого света»

- Не надоело тебе? Каждый раз одно и то же! Что ты хочешь найти? 

Вероника, заправив за ухо выбившуюся из гладкой прически блондинистую прядку, с укоризной смотрела на входящего мужчину. Тот был рассеян и проигнорировав все запущенные в него слова, уселся в своё штатное кресло, подтянув поближе рабочий стол. 

- Ким, я с тобой разговариваю! Когда ты уже прекратишь эти дурацкие вылазки? Они опасны. Я ведь даже помочь тебе не смогу, случись что! - повысив голос, попыталась достучаться до партнера Вероника. 

- Да-да, я тебя услышал, - не отвлекаясь от своих мыслей, пробубнил Ким. 

Они третий год мониторили обстановку с низкой орбиты, по очереди выбираясь в отпуск на Новую Землю. Старая Земля была законсервирована и закрыта для посещения уже больше двухсот староземных лет, но мониторинг не прекращался ни одного дня. 

Наблюдатели на низкой орбите надолго не задерживались. Атмосфера не способствовала. Конфликты между тщательно отобранными партнерами начинались довольно быстро. Психологи ломали копья над тестами по совместимости, но результат оставался плачевным. 

Вероника с Кимом были одной из самых удачных пар за несколько последних десятилетий. Третий год пошёл, а они ещё ни разу не вступили в рукопашную, и никто никому не проткнул скафандр. 

У них даже поначалу не только секс был, а вполне тёплые отношения, похожие на любовь, ну или, как минимум, на привязанность. Потом, конечно, рассосалось, но секс до сих пор присутствовал в их жизни, что давало надежду кураторам с дальней орбиты на некоторую стабильность и время на подбор следующей команды наблюдателей. 

Дальняя орбита на самом деле была никакой не орбитой - просто привычное земному уху называние. Транспортник курсировал между Новой Землей и парой сотен планет, теоретически годных для жизни. 

Вокруг каждой из них нарезала круги сменная команда наблюдателей, ожидающая момента возможного заселения людьми. Транспортник развозил вахтовиков с Новой Земли по местам службы, а потом собирал их, чтоб вернуть насовсем или только в отпуск. 

Дороговато, конечно и дешевле роботов по орбитам расставить, но начальство советов не спрашивает, раздавая указания и ставя задачи. 

Для команды со Старой Земли был свой собственный пристрастный список техзадач. К этой планете и отношение было особенное. Ностальгии, как таковой, уже не сохранилось, все ж таки столько лет прошло после эвакуации, но трепет по былому остался.

На законсервированной планете пришлось оставить много добра в хранилищах: картины там всякие, мраморные торсы голых мужчин и прочую макулатуру. Перед отправкой с планеты последних команд эвакуаторов все ценности опечатали в подземных бункерах до лучших времён. Осталось дождаться этих времён.

За двести лет Старая Земля хорошо отдохнула от людей. Восстановила озон, обросла новой зеленью, кое-где уже лёд стал появляться. Красота, одним словом. Даже вода опять стала синеватой, а не кирпично-красной. 

Вероника подошла к большому экрану и полюбовалась на пейзаж. Она, конечно, к нему уже привыкла и поглядывала на него по-хозяйски, но вот так, как Ким, спускаться на поверхность боялась. 

Через два дня у неё начинался очередной отпуск, и она с нетерпением ждала транспортник. С другой стороны, оставлять Кима одного совсем не хотелось. Не сказать, чтоб он выглядел как-то особенно подавленным или депрессивным, но что-то с ним было не так в последнее время. 

Вообще-то очередь на отпуск была как раз Кима, но он ей уступил и сделал это с видимым удовольствием, как будто радуясь предстоящему одиночеству. А это уж совсем странно, по Вероникиному представлению. Но отказываться она не стала. Кто ж от такого сказочного предложения откажется? 

- Ким, только давай договоримся, что ты не будешь спускаться на поверхность, пока я не вернусь? - с просительной ноткой в голосе, попыталась вернуться к диалогу Вероника. 

- Угу, - не поднимая головы, подтвердил Ким, уворачиваясь от участия в бесперспективном споре.

Два дня ожидания пролетели незаметно. Вероника волновалась и раз пять отослала запросы транспортнику, уточняя его координаты и вероятность отклонения от маршрута. Так достала контактную группу, что её забанили. Но забрали вовремя. Отпуск дело святое.

Ким все эти два дня мужественно терпел наставления, не перечил и даже отвлекся от своих мыслей минут на двадцать - Веронике удалось увлечь его в спальню перед самым отбытием на транспортник.

Уже в лифтовой капсуле Вероника начала нервничать. Не давал ей покоя образ безмятежного Кима, упаковывающего её багаж. Под ребрами ныла растревоженная душа. Веронике даже на минутку захотелось плюнуть на отпуск и вернуться. И она связалась с Кимом.

- Ким, я тут подумала, может ну его, этот отпуск. Сейчас вернусь, пока транспортник не ушел.

Она готова была услышать любую грубость в свой адрес и всё-таки вернуться обратно. Но Ким решил иначе.

- Как хочешь, - равнодушно обронил Ким, отключив микрофон.

Такого Вероника простить не могла. Всё что угодно, раздражение, досада, злость, но не безразличие. И она улетела, глотая слезы обиды и разочарования. Ей всё еще чудилось, что между ними что-то есть, просто Ким слишком увлечен работой. А оказалось… Оказалось – показалось.

Две недели отдыха из четырех пролетели незаметно. Вот только чем дальше, тем сильнее Веронику тянуло назад, на орбиту. Она уже стала тяготиться своими друзьями, родителями, планами на поездку к стеклянному пляжу и с нетерпением ждала окончания отпуска.

Когда ей позвонил куратор и предложил досрочно вернуться, пообещав прибавить к следующему отпуску три недели вместо недогуляных двух, она сразу же согласилась, даже не спросив о причине такой беспрецедентной щедрости.

Еще только втаскивая багажный баул из лифтовой капсулы на борт привычной до зубовного скрежета станции, Вероника уже чувствовала непорядок и кляла себя за дурацкие бабские обиды, позволившие ей оставить Кима одного.

Нет, на первый взгляд всё было, как всегда. Чисто, гулко, над головой мерно жужжал увлажнитель воздуха. Но женскую интуицию не обмануть. Человека на станции не было. Ким пропал.

Ну, как пропал? Ким ушел в самоволку на поверхность, пользуясь одиночеством и нарушив протокол. И судя по записи бортового компьютера, сделал он это сразу же, как только ушел транспортник, увозящий ее в отпуск. Куратор за такое не похвалит.

Вероника села за сканер и принялась чесать поверхность Староземья, отгоняя от себя мысли с подсчетами. Но те упрямо лезли в голову. В общей сложности ее не было на станции три староземных недели и всё это время Ким не поднимался наверх. 

Это означало одно, он погиб. Выжить двадцать дней на планете, класса опасности 5Н, было нереально. И всё-таки, Вероника упрямо продолжала сидеть за приборной доской. 

Сколько прошло часов до первого писка сканера, Вероника не могла сказать. Долго. Просто очень долго. 

Переведя сканер в ручной режим и увеличив зуммер до максимума, она вглядывалась до рези в глазах, ничего не видя, кроме однообразных волн и белых барашков морской пены.

Она бы обязательно пропустила нужную картинку, если б сканер еще раз не подсказал, куда надо смотреть. 

Не все пенные барашки, были барашками, один барашек оказался парусом. И парусом управляемым. Ким, зараза такая, не просто выжил на опасной планете, а прекрасно себя чувствовал, осваивая основы парусного мореходства у берегов бывшей Бразилии.

Вероника завороженно следила за его движениями, удивляясь ловкости и завидуя бесстрашию Кима - одинокого странника на древнем суденышке в чужой недоброй стихии.

Отправив куратору пакет данных с отчетом, Вероника встала перед сложным выбором: заложить Кима и донести о его выходке или дождаться возвращения, скрыв от куратора самоволку. 

По протоколу она конечно же должна была уже настучать, но где тот протокол, а где Ким! И Вероника решила ждать, полагая, что к её штатному возвращению по окончанию отпуска, Ким должен будет вернуться, чтоб делать скучающий вид отоспавшегося за месяц человека.

Только вот за десять дней наблюдения, Вероника пришла к мысли, что возвращаться-то как раз Ким и не собирается. Он каждый день выходил в море и возвращался на берег с темнотой. Похоже, Ким нашел свое место и в этом диком мире.

Вероника кусала губы и думала. 

На одиннадцатый день она влезла в легкий защитный скафандр, почти не сковывающий движения и спустилась на поверхность. Там, на Старой Земле, она была всего один раз с ознакомительной экскурсией, когда только началась её первая вахта. 

Как и в первый раз, Веронике было ужасно неуютно. Очень высокое небо, яркие краски, непривычная тяжесть в ногах, ватные руки и неожиданный пот, заливающий глаза. 

Причины всему этому Вероника, конечно, знала, что не делало их коль сколько-нибудь приятней.

Кима на суше она не застала, зато нашла дом, который он выбрал себе для жизни. Ничего такой дом. Солидный. И даже не весь зарос лианами. Вероника нашла диван, обтянутый, как ей показалось, натуральной кожей какого-то большого животного и прилегла на минуточку передохнуть, устав сопротивляться силе тяжести и духоте скафандра.

Очнулась от того, что чьи-то сильные руки снимают с нее защиту. Заполошно задрыгав конечностями и залепив нечаянно самой себе по скуле, Вероника окончательно проснулась и ошарашенно уставилась в обветренное и смутно знакомое лицо. Таким счастливым Кима она никогда не видела. И секс случился у них не привычно-рутинным. Фееричным он случился.

Чуть позже, валяясь голыми на мокрых простынях, они строили планы. Да, Веронике было страшно. Но она была готова на многое, лишь бы снова не видеть унылого Кима вместо этого прекрасного мужчины.

А на станцию прислали новую команду наблюдателей, в обязанности которой входил теперь еще и негласный контроль за двумя биологическими единицами, самостоятельно осваивающими опасную планету.

- Макс, ты не знаешь, почему они уже не отправят большую группу для заселения? – спрашивала миловидная брюнетка своего напарника, разглядывая в монитор чужую интересную жизнь, - не похоже ведь, что сохранилась угроза для жизни.

- Я не пойму, тебе работа твоя что ли не нравится, - огрызнулся мужчина, сам исподтишка поглядывающий в монитор.

.....

- Марк Авдеич, может и правда уже пора? – куратор с транспортника вглядывался через свой монитор в загорелы лица парочки пионеров и страстно им завидовал.

- Борис, сколько раз тебе говорить, тут всё решают деньги. Одно дело двое сбежавших на свой страх и риск, которые ничего не стоят программе, и совсем другое дело экспедиция с оборудованием, специалистами и зарплатами первопроходцев, - лениво потягивая виски, цедил сквозь идеальные зубы подтянутый старик.

- Не морочь голову. Вот если у этих двух родятся полноценные дети, тогда уже можно будет обсуждать вопрос экспедиции, тогда и повышенную оплату за вредность не придется начислять, - причмокивая, добавил никуда не торопящийся старик. 

Ему на той земле уже не жить, значит и торопиться незачем.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →