gnomomamochka

Categories:

prokuror.gov.kz или ментовыебудни

Подлетевший со свистом бронированный автобус SWAT (ОМОН, по-нашему) с автоматчиками в бронежилетах, должен был произвести шоковый эффект на грабителей банка, случайно задержанных на немецкой дороге, недалеко от Чехии, но эти странные казахские Бонни и Клайд застыли у обочины и улыбались резво высыпавшимся из перевозки бравым зондер-командосам.

Собственно, лыбиться-то повода у нас как раз и не было.

Мы с пупсиком заявились в Европы из Америк в полной уверенности, что двухлетнее домашнее уголовное преследование против нас благополучно закончилось и осталось только допинать адвоката до суда, чтоб поснимал аресты с имущества. 

А тут сюрприз и немецкие мальчики в бронежилетах выстроились хороводом. Тогда мы еще не знали, что немецкое гостеприимство засосет нас на полгода. 

Шла вторая неделя 2017-го и год обещал наращивать веселье.

Так-то год и вправду отлично начинался. Мы на лыжах в Австрии покатались, потом сына в Чехию на соревнования закинули и по зимней Германии на арендованной машине колесили в своё удовольствие. Аж о правилах дорожного движения подзабыли. 

Но немецкие ДПСники не спят, они бдят. Тормознули нас недалеко от чешской границы и давай по всем базам своим проверять. Тут и обнаружилось, что перед ними не банальные нарушители скоростного режима, а грабители банка. 

Не прошло и десяти минут, как подъехал тот самый солидный автобус с ротой автоматчиков, и они очень огорчились, что ни Бонни, ни Клайд не стали отстреливаться, уходя в горы. 

- Какие-то не настоящие в Казахстане грабители банков, - обиделись немецкие ОМОНовцы и не дождавшись аплодисментов за свой хоровод, уехали, возмущенно хлопнув дверью.

А нас доставили в соседний полицейский участок. Потом меня выставили на улицу, а пупсика приняли под волосатые рученьки и свезли в местечковый суд, где, собственно, пупсику и огласили, что Казахстан разместил ордер через Интерпол о его розыске за ограбление банка.

- Но позвольте, - возмутился пупсик, - какие банки, какие ограбления? Всё же уже выяснилось, дела закрыты. 

- Ничего подобного, - заверили пупсика в суде, - вот ордер, санкционированный первым замом генпрокурора Казахстана - Иоганом Меркелем. Человек с такой фамилией врать не будет. Раз он сказал, что вы ограбили банк и вынесли из него больше шести миллионов долларов, значит так оно и есть. 

И пупсика этапировали в соседний Нюрнберг. Там огромная тюрьма в центре города. Историческая, к слову сказать. Нюрнбергские процессы над нацистами как раз там проходили, так, что пупсик прильнул телом к мировой истории. 

А Германия, тем временем, полистав соглашение о правовой взаимопомощи с Казахстаном, была не против вернуть пупсика на историческую родину. Требовался только запрос на экстрадицию. И казахская генеральная прокуратура такой запрос отправила.

- Здравствуйте тчк вышлите нам пожалуйста нашего гражданина зпт он у нас тут в уголовниках числится тчк спасибо пожалуйста до свидания тчк

Прокуратура Германии вчитываться в текст запроса сильно не стала и вежливо ответила:

- Высылаем тчк.

Но выслать не успела. Немецкие суды, ответственные за судьбы подотчётных им людей (а иностранцев они тоже за людей считают) Конституцию уважают больше, чем своих скорых на расправу прокуроров. Не лебезят перед ними, в пояс не кланяются и все их действия проверяют на вшивость. 

Перед тем, как отправить стреноженного пупсика на родину, устроили ему еще одно судебное слушание, непосредственно, в Нюрнбергской тюрьме, задействовав в процедуре целого верховного земельного судью (Германия на земли делится, а Нюрнберг находится на земле Баварии). И тот дал пупсику последнее слово, ну, типа, как перед казнью.

Пупсик и не растерялся.

Он пока отдыхал на нарах, изучил немецкую Конституцию и пройдясь по ней, потребовал доказательств своей вины (это же не Казахстан, у немцев в суде можно защищать свои права и требовать исполнения закона). Раз обвиняют в ограблении банка, значит есть прямые улики: отпечатки пальцев там, или может даже видео сохранилось. Заодно пупсик просил уточнить, почему деньги украли в 2012 году, дело возбудили в 2014, а искать его начали в 2016. Что за странное расписание и не лукавит ли тут где-то господин Меркель Иоган Давидович?

Нюрнбергский судья был впечатлен знакомой фамилией и не хотел верить словам какого-то казахского уголовника, оспаривающего самого Меркеля (пусть даже он и не Ангела). Однако, должность верховного судьи не позволила оставить слова пупсика без внимания. 

И в Казахстан был отправлен не пупсик, а список уточняющих вопросов. Ну типа, как он вынес такую сумму? Не надорвался ли? В каких купюрах, да в какой таре нёс? И с каким оружием грабил банк?

На что господин казахский Меркель, помявшись, сообщил, что вообще-то банк пупсик не грабил, с банком ошибочка вышла, но этот уголовник еще круче, он Копперфильд и сто вагонов керосина попёр прямо из центра города (там как раз и банк, и главное управление полиции находится). Так вот, попёртый керосин и стоит эти самые шесть миллионов с хвостиком американских денег.

Надо ли говорить, что тут немцы всем судом и прокуратурой были немножечко фраппированы, если не сказать охуели? У них возник когнитивный диссонанс и где-то лопнул шаблон по Меркелям. Не все Меркели оказались одинаково Меркельны. 

И тогда настырные немцы отправили в Казахстан второй запрос, с просьбой подробно расписать, в чем именно таки заключается преступление пупсика и куда делся эшелон с керосином из банка? 

На эти нетактичные вопросы генеральная прокуратура Казахстана предпочла промолчать, чтоб еще больше перед немцами не опозориться. 

Хотя, было вовсе не понятно, что мешало поддержать первоначальную версию и подтвердить, что пупсик-таки ограбил банк? Если всё равно все врут и до правосудия в Казахстане никому нет дела, что остановило добить пупсика? Придумали бы красивую историю с автоматом Калашникова, тележкой из супермаркета для вывоза ящика денег и погоней на Ламборджини. Красиво же. 

Но, видимо, решили не заморачиваться, полагая, что немцам и так сойдет.

Немцам не сошло. Подождав ответа два месяца, вместо традиционного одного, еще раз допросили пупсика на предмет исчезновения ста вагонов мистического топлива и пупсиковых гипнотических способностях. Но тут уже нам было чем крыть.

Вовремя подсуетившись и употребив в дело всю свою настойчивость, мне удалось выудить из казахского министерства государственных доходов информационную справку, что никакого керосина и не было никогда. И сотни пропавших вагонов тоже не было.

Всё было нарисовано не самыми проворными специалистами, о них чуть ниже.

Справку ту пупсик выложил козырем на бочку. Судья сказал, что еще ни разу не сталкивался с таким фиаско государственных органов. Видел многое, но такое – впервые. Надо бы в стенгазету заметку отправить, в раздел «фельетоны», под заголовком «Как задешево уронить имидж государства».

И уже молча подшил в пухлую папочку одинокий лист документа, поставив на деле жирную точку. 

Через тридцать минут пупсик уже стоял на июльском солнцепеке под шестиметровыми стенами тюрьмы в пуховике и зимних ботинках (задержали-то его в январе) и с бумажкой в руках о том, что его экстрадиция в Казахстан недопустима. 

А фамилия Меркель перестала быть безупречной. По крайней мере, за пределами Германии. Правда, чего с него взять? Он просто своих подчиненных прикрывал, дело-то житейское. Традиции «рука руку моет» и всё такое.

Хотя…

За полгода, что пупсик отдыхал в своем одноместном вип-номере с видом на кирпичную кладку восемнадцатого века, мне обзвонились заинтересованные граждане с деловыми предложениями. За скромное вознаграждение (от трехсот до пятисот тысяч долларов) они обещали отозвать ордер из Интерпола. Мол, ты нам денежку, а мы Меркелю команду дадим, чтоб отвязался от пупсика - он у нас ручной, ест с ладошки, чего скажем, то и пляшет, ну прям, медведь с балалайкой на ярмарке.

Ржать в голос над невыгодными предложениями было неудобно. Однако самомнение граждан, считающих себя рулевым органом почти генерального прокурора, поражало размахом и глубиной идиотизма. 

Вот по следам этого самого объемного идиотизма мы и вышли на инициатора перфоманса с арестом и розыском. И сейчас будет как раз про него.

Но начну издалека, с плечека. А точнее, с сепарирования людей по категориям. Это разделение не я придумала, но оно очень образное и в точности соответствует моим представлениям о мироустройстве.

Итак, люди делятся на умников, бандитов, простаков и идиотов (в оригинале идиотов называют толерантным словом глупец, но я себе позволяю называть вещи своими именами).

Так вот, «умники» – те, кто и себе всё в пользу обернут и вокруг все в парче и шелке; «бандиты» – те, кто только о себе заботится, до других им дела нет, хоть пусть передохнут; «простаки» – забыв про себя, всё раздадут и останутся голыми на холодной улице; ну и наконец, весьма популярная и самая обильная категория людей – «идиоты» - эти и сами в говне измажутся, и вокруг всё изгваздают.

К сожалению, не всякого идиота можно идентифицировать с первого взгляда, некоторые отлично маскируются, редко открывая рот и делая задумчивое лицо. Сглаженные извилины ни через черепную коробку, ни через темные очки не просвечивают. 

Ну вот, вроде, все точки расставлены, и можно начинать пьесу про одного конкретного идиота, в которого мы с пупсиком вляпались, как в жвачку (ты идешь, а она за тобой тянется, на каждом шагу пачкая тротуар).

Восемь лет назад ничто не предвещало.

Бизнес, дом, родители, дети, собаки, друзья, командировки. Череда людей, идущая строем через твою жизнь. У кого не так? 

Потому, когда этот гражданин появился на горизонте, мы не заметили грядущей пустой суеты. Ну, по крайней мере не сразу. 

Очнулись, когда он начал рассказывать нам про свою героическую карьеру супергероя и внештатного агента КНБ (Комитет Национальной Безопасности – для тех, кто в казахской аббревиатуре не шарит). Проржавшись, подобрали челюсти и абстрагировались, но товарища уже было не остановить. 

Он находил нас в общей курилке или подперев на парковке своим автомобилем, нёс нам истину о себе. По одной из героических версий, он предотвратил третью мировую войну (внимание!) в Таджикистане. По другой, его вызывал к себе Путин, чтоб посоветоваться, как бы половчее не допустить третьей мировой всё в том же Таджикистане. В третьей версии, он пинком ноги открывал двери к Назарбаеву, чтоб, значит тот… (тут фантазия почему-то резко истощалась, и мы так и не узнали, для чего же он пинал двери Назарбаева).

Избавиться от внимания сего гражданина не представлялось возможным, ибо соседствовали офисами. Но мы не сильно страдали, занимаясь своим делом - недосуг было.

Где-то через год мы уехали покорять Штаты, оставив казахский бизнес под надзором маменьки моей Татьяны и еще десятка сотрудников разной степени полезности. Пятнадцатилетнего сына забрали с собой, он к тому времени школу закончил (экстерном, да) и собирался поступать в американский универ.

А еще через год против нас завели первое уголовное дело из четырех имеющихся на сегодняшний день. И вот тут уже придется вернуться немножко назад в 2012 год и опять к тому идиоту, почетному ветерану третьей мировой войны.

Когда мы с ним познакомились, он торговал недостроенными коттеджами на выселках Алматы (так себе карьерный рост для внештатного агента КНБ). 

Чтоб мы сильно не ржали над этим диссонансом, он нам еще про своего крестного отца рассказывал, мол есть у него такой волшебный джин из аппарата президента, что все его желания выполняет. Зовут Матвеич, совсем ручной, вот те крест. И тыкал в ссылку поисковика за 2007 года на советника президента.

Я тогда еще немного вежливой была, и идиотом его даже за глаза редко называла, но что-то такое он, наверное, чувствовал - лишний раз перед глазами не мельтешил.

Так вот, поглядев на нашу рабочую суету, стал он дятлом клевать пупсика непосредственно в мозг, типа, а давай я баблом войду, у меня есть, а если не хватит, то папа даст и еще крёстный добавит. 

Мы как-то не впечатлились предложением, но и не насторожились. А зря. Он перекинулся на мать мою. К слову, маманя в нашем бизнесе бухгалтерствовала и еще свой имела. В свои шестьдесят шесть лет она весьма бойкой пенсионеркой была и на заслуженный отдых не собиралась (только жить начинала - на горных лыжах училась кататься).

Но вот нашел на мать мою морок какой-то. Или может гипноз. Сейчас уже не узнать. Пока мы в командировке очередной были, уболтал её внештатный медалист КНБ на продажу половины её компании за миллион баксов. У нее там машин грузовых было на два ляма, вот она и согласилась на честную, как ей казалось, сделку.

Про то, что вляпалась в идиота, мать тогда еще не поняла, истину-то о себе он нес исключительно нам, не доверяя другим столь секретную информацию, а мы не предупредили. То - наша вина.

И в общем, возвращаемся мы домой из командировки, а у нас мелодрама. Денег нет, а договор на половину компании выписан и сдан на переоформление. А чтоб мелодрама была сопливей и сюжет не примитивным, маманя подписала не договор купли-продажи, а договор дарения. 

- Ма, а чё сразу всё не подарила? Где один миллион, там и два. – хотелось сказать, но на маменьке и так лица не было, и все слова остались внутри.

Маманя конечно пыталась делать покер-фейс, уверяя, что быть того не может и деньги ей заплатят. 

- Он в Дубай улет, сказал завтра оттуда привезет, - давя панику твердила мать, тайком закидываясь валидолом.

На следующий день, вернувшийся из Эмиратов загорелый гражданин, развел руками, мол, упс – не получилось в этот раз, привезу в следующий.

И вот тут, в этом конкретном месте, уже нельзя оставаться атеистом, потому, как только божественным провидением можно объяснить отказ юстиции в переоформлении маманиной компании на него.

Оказалось, что на нём зарегистрирована бездействующая, читай, обнальная компания и пока он её не ликвидирует, другую на него не оформят.

- Уф, - сказали мы все втроем и забыли про него. И опять же зря.

Каждый раз отправляясь в Эмираты, а случалось это не реже раза в месяц, гражданин идиот клялся маменьке, что вот щаз уже точно-точно он привезет ей заветный миллион и дайте ему уже его договор.

Но маманя на этот развод уже не покупалась.

- Утром деньги - вечером стулья, вечером деньги – утром стулья, - цитировала мать Ильфа с Петровым и перепрятывала договор в сейф понадежней.

Из одной такой поездки в Эмираты идиот не вернулся. Его там приняли эмиратские спецслужбы за отмывание денег, подделку документов и мошенничество. Приняли хорошо, с поличным и наличными.

Жена его звонила нам в Штаты и спрашивала, нет ли у нас знакомых в МИД, чтоб помочь вытащить его из эмиратского СИЗО. Видать, ручной джин в отпуске был и к поставленной задаче по спасению внештатного агента КНБ вовремя не подключился.

Потом, конечно его выпнули из страны (нафига им чужие обнальщики, у них своих девать некуда), но для острастки полтора месяца в зиндане подержали, да. И бабки, естественно, все отжали. Эмиратские менты от наших не особо отличаются, традиции одни и те же.

Полгода гражданин идиот зализывал раны и придумывал, как бы половчее выкрутиться. Вот где-то в этот волнующий момент в нем и зародился великолепный по своему идиотизму план.

И он прилетел в Штаты, как раз на мой сорокалетний юбилей со слезными причитаниями и потным ручьем под носом (тут не образное выражение, а чистая физиология – он, когда нервничает, покрывается каплями пота над верхней губой).

Суть причитаний излагал путанно, но смысл вычленить нам удалось. В Эмиратах у него отжали не только чужие деньги, но и папины пятьсот штук. За чужие деньги он не сильно переживал, крёстный джин, мол, обещал помочь, еще сами хозяева денег виноваты будут. А вот папины надо отдать. Их-то он и просил у нас. Типа, в долг.

Историю мы конечно выслушали, но вот донорами становиться не собирались. Примерно так я и сказала гражданину с потной губой:

- Ежели ты обнальщик, то и неси свое бремя ответственности сам. И вообще не сильно понятно, с какого перепугу ты к нам за деньгами припёрся? Мы тебе родственники или друзья? У тебя же ручной джин есть и целая армия КНБ за спиной, их и напрягай.

Пупсик был не такой злой и категоричный (оно и понятно, большие люди завсегда добрее), потому мои некорректные слова решил сгладить добрым ужином и еще более добрым коньяком. День рождения у меня, опять же. 

Вот на этом банкете Остапа и понесло.

Выпив в одну морду литр Хеннесси, осмелевший идиот поделился своими дальнейшими планами на жизнь.

- Если б вы мне заняли эти пятьсот штук, я бы может и отдал их когда-нибудь. А раз вы сссуки зажали мне денег, я у вашей мамаши компанию отмету, договор-то в силе остался, он вообще бессрочный, - заплетающимся языкам бубнил гость, отползая в сторону стриптиз бара, - вы меня еще узнаете, - доносилось издалека.

Хорошо, что пупсик выпил второй литр Хеннесси и тоже в одну морду, и этого спича уже не услышал. Я бы его остановить не смогла. Сто кэгэ живой ярости, воспитанной в алматинских дворах, за галстук не удержать.

Зато на следующее утро, когда пупсик пришел в себя и выслушал от меня пересказ вчерашних событий, он вскопал паркет, ломанувшись с пробуксовкой в сторону гостиничного номера гостя.

Опоздали мы. Не заплатив за номер, тот умотал в аэропорт и улетел ближайшим рейсом, поменяв билет.

Оплачивая на рецепшине его проживание, выпитый до дна бар и бонусы измочаленным специалисткам ночного гостиничного сервиса, мы гадали, насколько далеко может занести идиота? Или таки рядом окажутся умные люди и подскажут, что пакостить не хорошо.

На всякий случай, позвонили маменьке и сказали, чтоб искала новый офис и держалась от гражданина идиота подальше. Мать покивала, но торопиться с переездом офиса не стала. Засуетилась, только когда обнаружила, что в офисе рылись в документах.

Так что, когда в сентябре 2014 нам позвонили из дома и сообщили, что в почтовом ящике обнаружился конверт из прокуратуры, в котором лежит постановление на заочный арест пупсика месячной давности, мы были не сильно фраппированы, но всё-таки немножко охуели.

Всё дело в том, что заявление в ментовку на пупсика написал не наш бравый идиот, он же хозяин волшебного джина, он же Гога, он же Жора, он же почётный КНБшник. Заявление написал его бывший работодатель и что вполне логично, хозяин тех самых отжатых в Эмиратах денег.

И написал он вот чего:

Обманули его, запутали. Да не где-нибудь, а в центре большого города Алматы, в месте концентрации всей силы капитализма. В банке, то есть.

Подписал он там договор с заморской компанией на продажу дорогих керосинов, потребных не менее дорогим самолетам. Договор был отличным, сулил скорую прибыль. 

Правда, сеньора, который его подписывал от имени заморской компании, он никогда не видел. Но это вовсе и не важно, потому, как дефицитные керосины он передал пупсику. Все восемь тысяч тонн.

Пупсика он, к сожалению, тоже не знает, но и это совсем не важно. Важно лишь то, что за керосин не оплачено шесть с лишним миллионов долларов. 

- Вот видите счета на оплату? А денег по ним не пришло. - уверял гражданин директор следственные органы и шуршал бумажником.

С такими неопровержимыми уликами суд спорить не стал и живенько, за два дня, санкционировал арест и розыск пупсика, с формулировкой, что тот скрылся от следствия.

Но формулировка, конечно, ничто, по сравнению с текстом самого постановления.

Полагаю, догадаться о чём был сей документ не сложно.

Он гласил, что пупсик в июле 2012 года, прямо в здании Альфа банка, попер у невинной жертвы обмана шесть миллионов двести тридцать семь тысяч двести тридцать один доллар и тринадцать центов.

- Хм, - подумали тогда мы, - какая интересная опечатка. Вот только что вроде был неоплаченный керосин, и раз… превращаются брюки... брюки превращаются… в элегантные шорты… в ограбление банка.

Меж тем, выполнив заказ и отработав полученные взносы, следствие зашло в тупик и возмечтало избавиться от бесперспективного висяка. Тем более, что и подоспевшая реформа предписывала сворачивать все уголовные дела с подозрением на гражданские разборки по договорным отношениям.

Вот только клиент был против. 

- Продлевать будете, - спросили в прокуратуре и растопырили карманы.

Клиент пыхтел, кряхтел, потел губой и тряс ссылкой в поисковике за 2007 год. Но пролонгацию-таки оплатил.

Вот только прихода с вложений не предвиделось. 

Имущества для ареста у пупсика не имелось, а следовательно, и рычага воздействия на него не было. Да и конфисковать, получалось, нечего. Пупсик давно, еще с первого нашего развода в 2004 году, всё заработанное вручал мне. Так надежней. Я не пропью и на баб капиталы не спущу.

Так, что наш идиот, каким бы идиотом не был, а таки сообразил (ну или подсказал кто), что без меня тут не обойтись. И в ноябре 2014 написал заявление сам, своей собственной трясущейся от смелости рукой. На меня, на пупсика и даже на мать мою Татьяну. Ну, это уже до кучи, чтоб два раза не вставать.

Страшно уже не было. Наш героический КНБэшник не первым же затерпел, а вторым не так опасно - под танк не попадешь и за спину авангарду завсегда можно заныкаться. Ну, а чтоб совсем уж не страшно было, он еще и товарку свою в это дело приспособил (была у него одна такая - жена бакалейщика Боанасье, служившего в алматинской мэрии на хозяйстве). Она тоже написала заявление на нас с пупсиком.

Заявляли господа полюбовники-подельники следующее:

Он - что передал нам с пупсиком (тут надо внимательно следить за цифрами, потому, как они менялись в сторону убывания по гиперболической кривой) один миллион шестьсот двадцать тысяч долларов, чтоб стать участником нашего бизнеса, а мы деньги взяли, а его в долю – нет.

Она – что отдала нам с пупсиком (дама оказалась не такая меркантильная) триста тысяч долларов, чтобы стать участником нашего бизнеса, а мы (тадааам!) деньги взяли, а её в долю – нет. 

Вот сейчас не обижусь на любого, кто скажет, что я несу бред и так не бывает. Я бы тоже не поверила, если бы мне эту хрень рассказали. Только вот я в этом хреновом бреду уже шесть лет живу. Практически, адаптировалась.

Тут просю пардону, отвлеклась немного.

Так вот, наш героический терпила, сменив статус с идиота (даже не знаю, который из статусов обидней), начал активно продвигать свой проект в прокуратуре и давать показания следствию.

На заре своей терпильной карьеры, он давал показания, что деньги отправлял с фронтов вставшего под ружьё Таджикистана и убытков у него (внимание!) один миллион четыреста шестьдесят тысяч восемьсот долларов (так и не поняли мы, инфляция это была или осенняя распродажа). 

А на вопрос заинтересованного следователя (ну, мне бы тоже было интересно, не каждый ведь день миллионеры терпеть в ментовку ходят), есть ли у него документы на сами деньги и на их переводы, терпила ответил (чур, не смеяться) «только по почтовой и телефонной переписке».

И вот тут впору процитировать Дядю Федора из «Простоквашино»: Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет.

В нашем случае это будет звучать так: Чтоб украсть деньги, нужно, чтобы они хотя бы были, а там только телефонная переписка.

Я, когда прочитала его допрос, долго не могла вдуплиться. Ну ладно идиот хрень несёт, он, наверное, деньги никогда не отправлял и не знает, что на любой перевод банк квитанцию выдает, но следак-то должен знать, что у каждого цента есть след. Но нет, не знал. Или не хотел знать.

С супругой бакалейщика Боанасье тоже не всё у них гладко вышло. Она в качестве доказательств своих слов притащила, нарисованный ветераном Таджикской войны, договор. Типа, деньги я у нее взяла под залог своих железнодорожных вагонов. Вагоны у меня действительно были, а вот договор я такой не подписывала. И как бы старательно на нём не прорисовывали мой автограф, оригинальным он не стал.

Немного погодя терпила одумался (или может объяснил кто поумнее) и натаскал следователю шедевральных «документов», типа, про деньги. Только вот советоваться с умными людьми он не стал и потому, документы блещут контентом. Аплодировать нужно стоя.

Согласно одному из этих шЫдэвров, я подписывалась под тем, что взяла у терпилы в долг под пятьдесят процентов от прибыли (я не шучу) не менее одного миллиона двухсот тысяч долларов, которые обязалась вернуть не позднее чем через полгода. В обмен, обещала переоформить на него половину маминой компании и половину своей.

Мы уже не были фраппированы, отучились даже охуевать. Но оскорбились, да. 

Чтоб было понятней, что зацепило, приведу банальный пример: это всё равно, что взять в ипотеку квартиру, и выплатив весь долг с процентами, квартиру оставить банку. 

Реально же обидно?

Ну ладно, художник ты и любишь рисовать документы (лучше б уже деньги фальшивые рисовал, выхлоп больше), ладно, в цифрах путаешься и их не запоминаешь, но неужели не можешь нормальный текст составить? Чтоб умным не стыдно показывать было. Приходный ордер, в конце концов, распечатать. Что так, мол, и так, компания такая-то приняла от идиота такого-то наличными миллион баксов в национальной валюте по курсу нацбанка на день прихода.

Но нет, советоваться с умными - это не кредо настоящего идиота. 

По другим рисованным шЫдэврам, мать моя Татьяна передавала мне всю свою компанию в управление, чтоб, значит, я могла на законных основаниях (как виделось терпиле), половину передать ему. В первом-то шЫдэвре он забылся маменьку указать, пришлось рисовать дополнение.

Вот только мать-то на месте была и на первой же очной ставке стала тыкать носом в подделки и требовать экспертиз (уж свою-то подпись она от рисованной всяко отличит), чем вызвала волнение и панику в рядах идиота. Документы срочно потерялись.

Вишенкой на торте стало постановление следователя о признании терпилы гражданским истцом на пятьсот тысяч долларов (тут мы совсем в суммах запутались и даже следователь не мог объяснить, с чего вдруг такой демпинг).

Вакханалия длилась до марта 2016 года, а потом волевым решением какого-то прокурора, побрезговавшего терпильными подношениями, все дела были чохом закрыты. 

Хотя, тут я чуток приписываю лишние лавры брезгливому прокурору. Венок из лаврушки на самом деле надо передать матери моей Татьяне. Она написала обращение в антикоррупционный комитет, с предложением вчитаться в смысл двухтомника. 

Поискав тот самый смысл и видимо, не найдя его, главный по борьбе с коррупцией вкрутил что-то такое, с резьбой на восемнадцать, подходящему по размеру прокурору и тот уже да, закрыл дела.

Вот тогда-то мы и решили, что наши неурядицы закончились, можно продолжать работать. И подождав еще полгода, поехали в Европу. 

Вот только терпила наш эти полгода не отдыхал. Не спал, не ел. Копил. 

Очень он расстроился, что инвестиции его во внутренние органы канули втуне. А тут еще и хозяева пропавших денег активизировались (видимо, ручной джин плохо справился с поставленной задачей).

В общем, пришлось подтянуть поясок на отощавшем животе и опять телепаться с подношениями по привычному адресу. 

Размер членского взноса не оглашался и сколько реально стоит разместить человека в Интерполовский розыск мы так и не узнали. Надеюсь, поизносился гражданин изрядно.

Ордер в Интерпол по прокурорской цепочке отправился первым утренним дилижансом. Там, если кто запамятовал, значилось, что пупсик ограбил банк. Ну, а как иначе? Не писать же, что кто-то там не заплатил за какой-то там керосин, или не взял в долю в бизнесе. Всё должно быть по-взрослому. Ограбление банка – вполне взрослым выглядит.

Нас, естественно, оповещать не стали. Кто мы такие, чтоб ставить в известность о высочайших планах, оплаченных дрожащей рукой мецената.

И следующие полгода мы жили с пупсиком по разные стороны шестиметрового кирпичного забора. Повторяться не буду, перейду сразу к тому моменту, когда пупс оказался закономерно свободным.

Естественно, мы наивно впали в эйфорию. Казалось, уж теперь-то точно финиш и можно открывать шампанское. Оказалось показалось. Всё только начиналось.

И если до сего момента мы отмахивались от назойливого идиота и переживали, что враг у нас даже не ветряная мельница, а пугало огородное, то теперь против нас начала работать система. Неприятно, но хоть не оскорбительно.

Осенью 2017 года в Алмате были разборки по поводу незаконного размещения в Интерполовский розыск. Пупсик там во главе списка рассматривался (он не единственным оказался). По голове никого не гладили, а очень даже раздавали люлей всем задействованным лицам.

В ответ, районная прокуратура возбудилась (ей больше всех досталось) и опять открыла уголовные дела. Но на достигнутом не остановилась. Как шулеры, тасовали дела и строили карточные домики. Тузом на бочку объявили в розыск и меня. Ну, а чего мелочиться?

А всё почему? А потому, что система не терпит сбоев. 

Если вцепилась в человека, то по любому должна посадить. Иначе же придется нести ответственность уже самим системным людям. А не дай божечки, выкрутившийся еще и счет за убытки выставит, и реабилитацию потребует. Кто платить-то будет? Прокурор, что ли?

Короче, враг стал серьезным, не позорным. Но и мы уже не наивные сорокалетки. Уголовный кодекс знаем и от уголовно-процессуального отличаем.

Добились-таки мы всё же проведения экспертиз. И, естественно, там повылазило. Свои-то подделки наш бравый дятел «потерял», а вот те, которые он товарке своей (супруге бакалейщика Боанасье) вручил, «терять» не стал. На них она и погорела.

Рогоносец Боанасье нанял для своей супруги адвоката и вывез её на ПМЖ в Россию, от соблазнов и следствия подальше. И терпила остался в гордом одиночестве, потому, как его бывший работодатель, по чьему заявлению пупсик оказался в розыске, давно уже дрыснул из Казахстана (сразу после допроса его сотрудников, которые сказали, что таким керосином их компания не банковала).

И тут, вроде, сдвинулось что-то. То ли следователь попался грамотный, умеющий читать, то ли ему наш ветеран КНБ остохренел, но в марте 2019 он закрыл все три дела.

Вот только арест с моего имущества снять не успел, прокуратура осерчала на его самоуправство и против него самого уже возбудила дело. До кучи, и нам четвертое впаяли, сделав вид, что первые три так и оставались всё это время в рабочем состоянии.

Теперь, по версии прокуратуры, мы с пупсиком из Лондона незаконно сняли арест с маманиных казахских грузовых машин, которые на самом деле вовсе и не маманины уже, а нашего терпилы.

Пока суть да дело, он подал иск в гражданский суд, притащив туда копию договора дарения восьмилетней давности и стал требовать отдать ему эти самые машины, мол, мать ему их подарила. И тут мы всё-таки опять охуели, потому, как в суде он выступил с уже новым заявлением, объявив, что денег вообще никаких не было, а был чистый подарок.

В суде ему отказали, конечно, и даже написали, что его требования не законны, ибо машины-то ему никто не дарил, но разве идиота такой мелочью остановить? Он в апелляционный суд жалобу понес, а в прокуратуру членский взнос и обещание, что вот щаз-щаз он уже практически отсудил у маменьки моей Татьяны машины, только дела не закрывайте, у меня, мол, уже и судебный пристав под парами, он вам в помощь.

Не думаю, что в прокуратуре тоже все идиоты. Наверняка видят гражданина ветерана Таджикского фронта насквозь, но другого-то терпилы у них нету. Вот и нянчатся с ущербным, пытаясь высосать хоть что-то против нас.

А мы потихоньку свою устойчивую пирамидку строим и ждем, когда их бессистемное нагромождение рухнет, подмяв под себя чинуш, особо замазанных в идиотских махинациях, ну и терпилу нашего с собой заодно прихватят.

Вот вы и прочитали коротюсенькую, буквально в двух словах, версию событий, тянущихся за нами последние шесть лет. Кто дочитал, тот, я даже не знаю кто… У меня бы, наверное, не хватило сил на чужой эпос такой длины.

Ах, да, чуть не забыла главное. Главное, оно такое: сила не в деньгах, сила в правде. Кто прав, тот и сильней (сами знаете, откуда цитата). И вот еще, – важно не быть одиноким. Одному не справиться. Нам с пупсиком повезло - мы вместе, и мы правы, а значит, мы сильнее.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →