gnomomamochka

Золотая баржа

начало

Как Стас разглядел, что это методичка по работе с драгоценными металлами для ювелирных мастерских, Лизка так и не поняла. Бледные буквы складываться в слова отказывались. Зато Стас, почуяв след золота преобразился. Забыв об усталости и одежде, насквозь пропитанной потом, он как заправский спаниель, ринулся на поиски чемодана прабабки Нины. 

страница 29
страница 29

Но чемодан нашла Лизка, всего лишь позвонив матери и уточнив, где тот может быть спрятан. В доме было нескончаемое количество схронов и чердак оказался не самым большим. Были еще подвалы под дедовской слесарной мастерской, баней, самим домом и летней кухней. Искать можно было бесконечно. Дед, как будто к многолетней осаде готовился, строя под домом катакомбы.

Чемодан нашелся на кухонных антресолях за дивизией пустых банок, покрытых пылью десятилетий и старой паутиной, оставленной давно вымершими пауками.

Он оказался достаточно тяжелым, и сама Лизка вытащить его не смогла. Пришлось вызвать подкрепление. Стас с топотом принесся на Лизкины призывы о помощи и пороняв некоторое количество банок, выволок на свет фанерный чемодан, обтянутый мешковиной. Если бы не пыль, въевшаяся в ткань, его бы можно было считать совсем новым. Ни замок, ни петли, ни деревянная ручка ничуть не пострадали от времени и пользования.

— Похоже, твоя прабабушка Нина никогда никуда не ездила, чемодан совсем не пользованный.

— Мама говорила, что баба Нина была единственным человеком в доме, кто мог усмирить деда и она боялась оставлять его одного. Он мог и соседскую собаку пристрелить и самого соседа избить до полусмерти. 

Чемодан открывали бережно, чтоб не повредить и не испортить раритетную вещь.

Почти всё место в нем занимали аккуратно сложенные тетради в разномастных картонных, кожаных и коленкоровых переплетах, заполненные красивым каллиграфическим почерком. Еще там были старые альбомы с черно-белыми фотографиями и перетянутая бумажной бечевкой пачка писем с открытками. Завершающим элементом, гармонично вписавшимся в свободный угол, был холщовый мешочек с трухой лаванды, всё еще отдающий ароматом сиреневых цветов.

— Обалдеть, — потянула носом Лизка, разглядывая саше ручной и не китайской работы, — баба Нина умерла, когда мне лет пять было, а запах лаванды до сих пор остался, не думала, что так бывает.

— Меня другое умиляет, — разглядывая первую попавшуюся тетрадь, вслух восхищался Стас, — ты посмотри, какой почерк! Это же шедевр каллиграфии. Каждую букву можно продать, как арт объект. И, что удивительно, с возрастом почерк почти не испортился, вот эта тетрадь начинается в девяносто седьмом году, а заканчивается февралем девяносто девятого.

— А начинаются дневники в каком году? — перебирая тетради, любопытствовала Лизка.

Перекопав и пересчитав тетради, молодняк сильно озадачился. Дневников было сорок семь штук и начинались они с 1939 года. От объема предстоящей работы Стас ужаснулся, но как-то быстро собрал себя в кучку и даже оживился, представив себе, что найдет в них путь к царским сокровищам.

— Как думаешь, их продать можно будет? – озаботилась предприимчивая барышня, бережно оглаживая желтоватые страницы.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.