gnomomamochka

Category:

Про манипуляторов

Очень вырос в целом мире гриппа вирус — три-четыре!
Ширится, растёт  заболевание. Если хилый — сразу в гроб!
Сохранить здоровье чтоб, применяйте, люди, обтирания!

Каждое утро нас будили этой песней  Высоцкого и выгоняли из спальных корпусов пионерского лагеря на зарядку.  

В том лагере от папенькиного университета я была всего один раз. Обычно  путевки добывались в строительном ПТУ, где трудилась преподавателем химии мать  моя, партизанка Татьяна. 

Пионерские лагеря почти все были в горах,  чистый воздух, шум бурной реки, родители с арбузом по воскресеньям. Но вот тот  одноразовый, был в черте города, с видом на единственную настоящую высотку — двадцати шести этажную гостиницу «Казахстан» и частным сектором через забор.

Не уверена, что Высоцкий нравился всем  соседям, но полагаю, что репертуар его был знаком им в полном объеме.  

В  лагере было скучно. Никаких вылазок в горы, никаких походов и печеной на костре картохи. Вечное уныние в пределах отведенной пионерам территории. И даже в соседские сады за вишней и яблоками нельзя было забраться, их бдительно охраняли крикливые старухи, оповещенные Высоцким о пробуждении всеядных пионеров. 

От скуки играли в куклы. Это вообще не мое, но конструктор в лагерь с собой родители не дали, пришлось тащить с собой куклу. К кукле прилагался комплект одежды от скоропостижно выросшего, родственного нам младенца. Всякие чепчики и распашонки.

И была среди всей этой ветоши одна чудная вещица, вызывающая  бурную зависть у моих товарок по отряду. Распашонка, выполненная из  синтетической ворсистой тряпочки, была редкой диковинкой и притягивала магнитом  девчачьи ручонки.

Ради того, чтоб примерить на свою куклу моё сокровище, девицы выстраивались в очередь. И до поры, до времени, такое внимание очень  льстило мне. Ровно до тех пор, пока однажды не услышала: «подари мне эту  распашонку». 

От такой бесцеремонности обалдела не только я. Всё  население нашей пионерской палаты разинуло рты с немым вопросом на лице: «а что, так можно  было?»

Так, конечно, было нельзя, но меня к десяти годам не научили  отказывать. Научили только не ябедничать и не попрошайничать. Потому,  вразумительного ответа я не дала, но быстренько свернула прокат модной ветоши и  спрятала сокровище в чемодан. 

Если кто подумал, что на этом все  закончилось, тот глубоко заблуждается. Девица неделю дружила со мной в одностороннем порядке, выпрашивая в подарок приглянувшуюся ей вещицу. От такой настойчивости сдался бы даже Сталинград. Я отмалчивалась, совсем перестав доставать из чемодана ценность.  

В день отъезда, когда все упаковывали барахло по сумкам, настойчивая  барышня опять завела свою шарманку про свою острую необходимость в подарке. И  что-то в ее голосе было такое, что заставило меня проверить наличие тряпочки на своём месте.

Тряпочки в чемодане не было. Я перетряхнула все свои вещи и  естественно не нашла искомого. Жаждущая подарка товарка с участливым видом  помогала мне перебирать шмотки и вздыхала о трагической потере.  

Распашонка, естественно, не нашлась. 

- Ну ты ведь подарила бы  мне ее, если бы нашла? - деловитым тоном уточнила она у меня и дождавшись вялого  кивка, счастливо убежала со своим чемоданом к автобусу. 

Вот так в десять  лет я впервые столкнулась с настоящим манипулятором. Ну да, манипулятор был ещё  мал и не профессионален, потому, его действия были очевидны. Но однако же,  желаемое она заполучила. И мало того, воришкой себя не почувствовала. 

Ей  было необходимо убедиться, что я добровольно передала свою вещь и она этого, не стесняясь, добилась. 

Прошло почти сорок лет, а я, как сейчас, помню эту песню  Высоцкого и как меня развели при полном моем понимании развода. 

Могу предположить, что выросший манипулятор добился в жизни многого, но почему-то никогда не хотелось последовать такому примеру. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.