Categories:

Черепашьи бега

Сколько-то там лет назад вышел фильм про цунами. Мы с моим шестипудовиком выбрали самый удачный момент для его просмотра. В нескольких метрах от края Тихого океана на Гавайском острове Мауи.

Вопросов, возникших опосля просмотра киношедевра и не дающих спать всю ночь, а так же ещё несколько следующих, было три.

Первый: во имя какого дохлого осла этот жилой комплекс построен в десяти метрах от воды на абсолютно пологом берегу?   

Второй: какого дохлого осла мы посмотрели эту замечательную картину именно сейчас, почему не на неделю раньше или например, не после отпуска? 

Третий: какая дохлая ослица выбрала первый этаж с выходом на гавайский песочек и видом на закатывающееся в океан солнце. 

— И не надо тыкать в меня пальцем!

Прислушивались к шуму прибоя и подбадривали друг друга пожеланиями доброй ночи. Бегали с фонариками смотреть на уровень воды. Ржали над собой, разбудили ребёнка, хотели ему тоже фильм показать, но он предусмотрительно отрубился. 

Заснули утром, когда стало очевидно, что воды не прибавилось и в дом она не заглядывала. Пока проснулись и позавтракали, опять пришла ночь. На Гавайи ночь наваливается всем весом раньше шести часов вечера. Как клетку с попугайчиками накрывает пледом. Солнце село, темно, всем спать. 

Ночная жизнь предусмотрена только на острове Оаху, как раз там, куда мы не поехали. На Мауи по ночам и фонари-то особо не горят. Предполагается, что народ здесь отсыпается и отмокает в океане. Встают с рассветом, плюхаются и засыпают с закатом. Расписание синичек.

На следующий день мы вписались в то птичье расписание. Выползли с утра на пляж и радостно скакали по песку, пока не пришёл служитель и не потыкал носом в таблички. 

Куда не плюнь, везде указатели на кладки черепашьих яиц. По пляжу нужно передвигаться, как по минному полю. Ну ок. Мы за мир во всем мире и против черепашьих яиц, толчёных всмятку.

Нашли в шкафу маски для снорклинга и поперлись в воду. Через секунду вылетели из неё. Все дно проросло колючими  огрызками кораллов и острыми кусками застывшей лавы. Нужно или прям с берега пузом на волну кидаться или в обуви заходить. Обуви такой, понятно не было, учились справляться с трудностями. 

Минут тридцать приноравливались к маскам, волнам, колючкам, страшным теням под собой (а вдруг там кто есть?). И вот как только все стало налаживаться случился ужасный ужас. 

Я так никогда не орала и не захлебывалась одновременно. Какие нафиг колючки, кто о них помнит, кто не может по раскалённому лавовому полю бежать, когда само лохнесское чудовище вынырнуло прямо перед тобой и смотрит на тебя. Кровь закипела адреналином и добавила 3G ускорения. 

Вся праздно отдыхающая публика заинтересованно наблюдала, как я своими воплями напугала бедную, всплывшую за глотком воздуха, черепашку трехсоткилограммовую, а потом сваливала от неё по волнам, аки посуху. Черепашка тоже напугалась, неслась яйцами прямо в воду.

Сокровище моё ловил меня по берегу и пытался снять маску. Остановилась сама об спящее бегемотообразное тело, единственное не просунувшееся от моих трелей. Остальные смогли увернуться.  

Отпаивалась коктейлями с экзотическими фруктами, от которых потом неделю чесалась. Начало отпуска говорило о занятном содержании всего сценария. Сценарист не подвёл.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.