gnomomamochka

Category:

Золотая баржа

начало

Флешбэк 1914 год

— Васька, чёрт проклятый, где ты шляешься? – орал дурниной дядька Яков, подтягивая багром вынырнувшее бревно.

Баковские корабелы торопились. Со дня на день ждали большую воду по Ветлуге, а их беляна всё еще не была собрана. Река уже прибывала потихоньку и соскакивая на землю, каждый раз приходилось вытягивать ноги из топкой грязи. Скользкие бревна тоже не помогали работе и норовили выскользнуть из рук, то в грязь, а то и вовсе в воду.

страница 16-17
страница 16-17

— Цепляй бревно с другой стороны, тяни сильней, зараза, - надрывался старшой.

Здоровый, как лось, мужик в мятом картузе, сдвинутом на самые глаза, ловко подхватил своим багром второй конец бревна и шутя, втянул его на борт. Даже не покраснел от натуги.

Беляна у них в этом году получилась не красавицей. Только та часть, что ниже ватерлинии, вышла по всем канонам корабельного искусства, а потом начали торопиться и пошло, как пошло. Бревна стягивали впопыхах, а кое-где пришлось, попортив древесину, на гвозди садить, чтоб быстрее вышло. Но все равно опаздывали.

Это весна ранняя виноватой оказалась. Так-то они вовремя начали. С прошлого года еще, перед тем, как Ветлуга льдом закрылась, пригнали по притокам молевым сплавом чистый лес и сложили его штабелями на просушку вдоль берега на верфи. А как морозы попустили, так сразу и начали собирать беляну. Но разве ж успеть за пять недель почти семь сотен ошкуренных стволов связать в самосплавный многоярусный склад леса. Это тебе не плоты вязать.

Яков строил беляны вот уже лет тридцать с небольшим и был в Баках самым лучшим мастером. Каждый год под его окрики и тычки, с паводковой водой, снималась с места очередная плоскодонная деревянная махина длиной в двести шагов и высотой в три мужицких роста и плыла самотеком вниз по течению, управляемая простым бревном и якорями. С Ветлуги беляна выходила на Волгу и шла по ней до самых астраханских степей, где ее разбирали до последней доски и веревки. 

Иногда, Яков в охотку и ежели бабы дома совсем достанут, ходил на свежей беляне до самой Самары, а один раз даже до Царицына дошел. Но в этот раз идти не собирался, не молод уже. Однако ж, идти пришлось. Прибывшая в ночь вода чуть не сорвала корабль с якорей. А с утра прискакал приказчик с Дерюгинской лесопилки, для которой как раз ставили беляну и распорядился, чтоб мастер, для пригляду, шел с лесом до самой Астрахани.

Снимаясь с якорей, Яков не успел проверить стяжку последних штабелей, решил в дороге инспекцию провести, благо команда сплавщиков большая, тридцать человек почти и каждый хоть раз, да поучаствовал в сборе белян.

Из своей бригады корабелов Яков взял только Ваську. Тот хоть и молодой совсем, но силы медвежьей и голова с руками у него, куда надо, приделаны. Только рыжий, шельма, не к удаче. Рыжины своей Васька и сам не любил, потому и картуз свой замурзанный натягивал по самые брови, никогда не снимая.

Года три назад его пятнадцатилетним недорослем мать привела на верфь и даже что-то сунула приказчику, чтоб тот сопляка не загнал сразу, а к делу приставил и к хорошему мастеру. Так он к Якову и попал. За это время Васька, вона, в какого справного молодца вырос, хоть во дворец, хоть под венец. Даже его, Якова, дочки на него заглядывались. Только уж он своих девок прибережет для кого поспокойней.

Вся мышиная суета мыслей выветрилась из мастера, как только беляна отошла от верфи. Яков крикнул Ваське захватить новую бухту бечевы и пошел в обход, начиная с нижних рядов. Яков хорошо видел все огрехи. Еще лучше различал свою работу и работу сменного мастера Тимофея. Тот и узлы вязал по-другому и бревна укладывал чуть иначе. 

Всё было неплохо, хотя б и собрано на скорую руку. Пролезая между штабелей и оглаживал ровные ряды леса, Яков радовался хорошей работе, пока глаз не зацепился за неладное. Дальний удел с березовыми струганными досками выбивался из общей картины, как одетый в бане. Такой бестолковой вязки да укладки, Яков ни у кого из своих корабелов не видел. Оторопев от неожиданного, он обошел кривые штабели и стал прикидывать, как бы их половчее поправить и кому руки оборвать, когда вернутся.

Васька молчком ходил за ним по пятам и только поглядывал, чтоб не приложиться об выпирающие доски лбом.

Попробовав пошевелить березняк, Яков убедился, что лучше вовсе его не трогать и надеяться, что большой непогоды не случится. Разбирать кипу и перекладывать её заново, себе дороже может выйти, беляна вся может развалиться, как карточный домик.

— Яков Иваныч, может не будем трогать? А ну, как весь борт завалится! – Васька тоже разглядывал чужую работу и не стал, как обыкновенно, отмалчиваться. 

Яков, сгоряча, хотел было влепить оплеуху работнику, чтоб, значит, под руку не лез с советами, но передумал даже не замахнувшись. Васька был выше него на две головы и шире в плечах на целый локоть. И не дотянуться толком.

— Бог не выдаст, свинья не съест. Пусть так стоит. Будем надеяться на добрую воду.

Доброй воды хватило на два дня. Как раз у входа в Волгу погода испортилась, задул боковой ветер и пролилось рваное небо.

Пока сплавщики ловили разлетающиеся березовые доски, да крепили их под дурной крик Якова, не заметили, что Васька пропал. Нашли его сильно позже, когда дождь уже унялся и ветер поутих, под завалившемся штабелем, который он пытался удержать.


P.S. не пугаемся, это не тарантина пришел, эта я новые приёмы возврата в прошлое осваиваю. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.