gnomomamochka

Categories:

Золотая баржа

начало

Не дай бог кто из баб Назаркиных увидел её пост в Инстаграмм и всё, ставьте люди добрые свечи за упокой души рабы божьей Елизаветы. Назар её живьем закопает за сокрытие находки. 

Лизка засуетилась. То ли прятать ящик и тайком пытаться его вскрыть, то ли показать уже брату. Дилемма на миллион. А показывать очень не хотелось. Отберет. Как пить дать, отберет. Лизка приуныла, но на всякий случай решила зачистить место преступления. 

глава 4
глава 4

Быстро собрав разбросанные инструменты, отнесла их обратно и разложила всё по местам. Если не приглядываться к истончившемуся местами слою пыли, то и не заметно почти. 

Ящик Лизка тоже отнесла в сарай и положила на видное место. Типа, она не прятала, просто находка была незначительной, вот она и не стала акцентировать внимание занятого брата. Это версия на случай, если Назар всё ж таки узнает и разозлится. Теоретически, уловка могла сработать. 

Уже на выходе из сарая Лизка обнаружила здоровенные кусачки с рукоятками метровой длинны. Решение пришло мгновенно, как и всякая глупая мысль. На такие скорые, Лизка была мастерицей. Схватив монстров, она вернулась к ящику и с первого раза перекусила дужку навесного замка. Замок вообще рассыпался у нее в руках. Ржа съела его изнутри.

Лизка не торопилась поднимать крышку. Было боязно. Причем, не совсем понятно, чего именно она опасалась. То ли разочарования, то ли обнаружения страшной семейной тайны. Походив вокруг и собрав в совок останки ржавого замка, Лизка наконец решилась откинуть крышку.

Со скрипом ста лет не мазанных петель, крышка поддалась и позволила себя поднять. Ну да, как раз этого Лизка и боялась. Только она не догадалась какую комичную форму примет ее страх. Страшных тайн там естественно не было. Никаких воровских заначек в виде жемчугов и бриллиантовых диадем. Только разочарование и бумаги, и еще тетради в клеенчатых переплетах. И все это в раскисшем виде, и мыльных пузырях. 

Лизкино старание дореволюционной прачки не прошло даром. Мыльная вода, сквозь щели в досках, благополучно добралась до начинки сейфа и радостно ее переварила. Лизка в очередной раз поблагодарила предков за доставшуюся от них удивительную сообразительность и поволокла открытый ящик обратно на лавку, под солнышко, чтоб хоть как-то просушить размокшее добро.

Лизка развернула раскисшие рулоны чертежей и прищепками прицепила их к бельевым веревкам, на которых бабка Клавдия развешивала сушиться стиранное белье. Там же вывесила тетради и рукописно заполненные отдельные листы, на которых чернильные буквы не полностью расползлись в кляксы. Верхние бумаги, пострадавшие больше всего, Лизка отложила в сторону. Они слиплись в единый брусок и при попытке расклеивания, расползались мокрой промокашкой в руках.

В этих хлопотах ее и застали врасплох. От аккуратного похлопывания по плечу Лизка подскочила вертикально вверх, как укушенная оводом, после чего разразилась некультурной и не короткой речью в адрес подкравшегося.

— Стас, ты обалдел, так пугать? – отдышавшись и выговорившись, спросила Лизка своего однокурсника, с которым у нее в студенческую бытность имелись предпосылки к романтическим отношениям. Романтики не случилось, но отношения остались приемлемыми. По крайней мере, при встрече здоровались, а при расставании не плевались вслед. Цивилизованные, в общем, отношения.

— Я тебя раза три окликнул от калитки, но ты так увлеклась, что ничего не слышишь, - оправдывался Стас, теребя в руках мотоциклетный шлем.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.