Category:

Потеря в императорском дворце

Папенька мой, ныне одноногий Абелардо, раньше был вполне себе бодрый раздолбай.  И очень самодостаточный. Мог часами сидеть в кладовке и паять всякие умные  микросхемы. Некоторые из них так и не превратились в готовые устройства,  результат для папеньки не столь важен, как процесс.

Вообще-то он у меня  инженер - электронщик, в почтовом ящике работал, в Сибири. Работу свою любил и на дом брал. А чтоб мы с братом ему не мешали работу работать, в туалете себе кабинет  устроил. Это было единственным запираемым помещением. 

Рядом с горшком поставил  книжный шкаф до потолка и откидывающийся столик. Он там диссертацию написал по  системам запуска баллистических ракет и ещё кучу всяких разработок натворил. Премию выдавали командировками в Москву и Владивосток. Очень полезные  командировки заканчивались привозом дефицитных бананов и клюквы в сахарной  пудре.

Папенькино уединение разрешалось нарушать только кошке Люське. Она  бессовестно использовала кабинет по прямому назначению и пользовалась при этом  унитазом. У них с отцом было противостояние. Люська из вредности могла  занять унитаз папино кресло на пол часа и с наслаждением выслушивать батюшкины  вопли, призывающие закончить процедуру дефекации быстрее. Не пускать её было не  разумно, мстила она обидчику целенаправленно и изощренно.

Но всё это давно  было. Настолько давно, что он уже лет пятнадцать мог бы за границу выезжать, при  живом СССРе.

И вот такого чудесного батюшку мы потеряли во дворце китайского  императора в Пекине. А начиналось-то все как прекрасно. 

Родители в заграницах  не бывали и мы решили заполнить пробелы. Взяли их с собой. Китай хорош не только  райскими южными островами и игловтыкателями. Он ещё и местами древний, есть что  посмотреть. 

Солнечным позднеапрельским утром мы впятером приперлись под ворота монаршего дворца, купили билеты и зашли в царство настоящего Китая. Мы были сильно первыми и не сразу осознали масштаб  туристичности исторического объекта. 

Первый час мы топтались по внутренним  дворам, предназначенным для царского гарема. Там сад, беседки и прочая  атрибутика романтики лавками стоит в газонах. Было мило. Папенька тормозил у  каждого горшка, строил композиции из этих самых горшков и мамани, и  самозабвенно фотографировал. 

Подтянулся китайский народ. Заполнил собой всё  свободное пространство и встал в очередь к облюбованным папенькой горшкам. Папу  отрывали от композиций с мясом. Сопротивлялся, кидал в китайцев убивающие  взгляды. Не попадал. Устал. Требовал отстать.

Мы тормознули на свободном  пятачке под розовым кустом и стали ждать, пока папаня отдохнёт. Пока стояли и вертели  головой, разглядывая диковинные архитектурные решения, папаня вдруг исчез.  

Это было как минимум странно. Пропасть мгновенно с пятиметрового газона на глазах у бдительной родни не просто. Особенно, если учесть, что в беге на спор с ним, улитка победит. Он хоть и был тогда ещё двуногим, но точно уже не  скороход. 

Сначала мы не стали паниковать, искали в восемь глаз. Потом  побегали в округе. Мы точно знали, что далеко уйти он не мог. Не с его  физической подготовкой. Потом расширили круг поиска и сдулись. Народу было  дохреналлион. 

Мы тихонько восторгались мудрыми китайцами. Каждая их выездная труппа  была одета в цветные кепки своей группы поддержи, которой рулил гид с  флажком такого же цвета, задранным высоко над головами. Даже если разного цвета кепки в каком-то месте смешивались, то потом  кидались к своему флажку и сбивались в однотонную сознательность.

Мы были без  гида и почти не подготовлены к потерям в собственных рядах. Перестав метаться и  вглядываться во всех пенсионеров, решали как искать отца. Мать не решала. Она  печатала курсивом в папин адрес оскорбления эпитеты. Она атеист, других молитв  не знает. 

Пупсик решил найти радиорубку и сообщить по громкой связи, где мы  будем ожидать папаню. Должен же он был увидеть, что нас нет рядом и наверняка  прислушается к нашим голосам. 

Пришли. Нашли. И не смогли договориться. Нам  микрофон не дали в руки. По правилам, на неизвестном языке нельзя вещать. Вдруг  мы задумали плохое, а они не будут знать, что мы говорим. Предлагали нам сделать  объявление на китайском языке. Прям, помогли зачётно. 

Нервничать устала даже  мать моя. А потом пупсик неожиданно вспомнил, что перед выходом раздал каждому, из нашего отряда по одному магнитному ключу с названием и адресом гостиницы. Как сразу попустило всех. 

Мать моя, подпрыгивая, лезла целовать такого мудрого  пупса. И удивлялась, как предусмотрел он такой исход экскурсии. Имея ключ с названием гостиницы, папаня точно сможет сам туда попасть, лишь показав его таксисту.

Мы уже  спокойно досмотрели все доступные палаты. Поудивлялись пустоте огромных залов.  На кой чёрт строить баскетбольную площадку за ради одной, пусть дальше и большой, кровати. Предполагали, что для безопасности. В таких покоях негде спрятаться  цареубийцам. 

Выползли из дворца разбитыми моллюсками. Устали от тепла,  толпы, волнений. Сил не было ещё пройтись и на такси поехали в гостиницу. Ехали  молчком, всё ещё переживали за батюшку. А ну как заблудился? А вдруг нет денег  на такси? Да мало ли ещё чего придумает усталый мозг. 

В гостинице нас ждал сердитый папенька. Ругался он на нас, что бросили его мы одного на солнцепеке.  Он только отвернулся, а мы сбежали. Хорошо хоть, зять не лох и всунул тестюшке  ключи, которые и помогли вернуться в гнездовище. И нычку всю пришлось отдать в  такси, а он её себе заныкал на новый спиннинг. Вообщем, ироды вы все, обидели  отца и ещё гуляли чёрти сколько. 

Вот как-то так закончился наш первый день  поездки. И я считаю, что нам не на что пенять. Все живы, все на месте и есть что  вспоминать.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.