gnomomamochka

Остров Евы, глава 22

После утомительного дня с побегом от журналистов и прочих блогеров, и ещё  допросом в полиции, Ева выдохлась. Подъезжая к дому на пассажирском сиденье, больше всего она хотела нырнуть под горячий  душ, а потом провести под одеялом часов десять. Почти удалось.

На пороге  дома их встречала нервная Маргоша с собранным чемоданом. Арье позвонил ей раз  двадцать за день. Сначала он вежливо спрашивал, когда же прекрасная дама его  сердца соблаговолит наконец приобрести билет и пожаловать домой. Но уже к вечеру  отбросил церемонии и вопил, как утренний будильник, чтобы немедленно вылетала, иначе он сейчас сам прилетит с арканом за козой блудливой.

На вялые  попытки Марго пошутить про неожиданно диагностированный спермотоксикоз, Арье  зловещим голосом пообещал ей выкинуть из дома все контрацептивы и расстараться  на пару новых детей. После такой угрозы у Марго случился острый приступ  эротических фантазий, который был временно купирован ценой билета на ближайший  рейс. 

Марго еле дождалась Еву, чтобы попрощаться и выступила с  категоричным возражением, когда увидела, что Ева собирается ехать в аэропорт ее  провожать. Оказывается, она уже такси вызвала и обниматься надо быстрее, пока не  посигналили. Очень торопилась Марго на самолёт и сеанс обещанного домашнего  секса. 

Кто ж осудит?

Проводив Маргошу до такси и взяв с неё  обещание, что на первых же выходных она вернётся всем гнездом обратно, Ева  поплелась в дом. Марк, чмокнув сестрицу, закрыл за ней калитку, убедился, что  уличное освещение работает, а все замки и окна в доме закрыты, замер посреди  кухни, не представляя, что ему делать дальше. 

Они так ещё и не  поговорили о них двоих. Да что там не поговорили, они толком не прикасались друг  к другу. И даже не заглядывали в глаза. Марк маялся неведомым, а усталая Ева уже  уползла на верхний этаж, оставив его внизу.

Пока он размышлял, подняться  ему или вить гнездо на диване, Ева, обнаружив себя в одиночестве, свесилась  через перила лестничной площадки и задала традиционный, для случая,  вопрос:

- У тебя трусы дырявые что ли?

Марк тоже понимал в  традициях, но вот, что в голове у Евы, пока ещё не научился определять. А  потому, ответил в лучших еврейских традициях. Вопросом на вопрос.

-  Почему рваные-то?

Ева расплылась в довольной лыбе, появляющейся всякий  раз, когда ей удавалось эпатировать доверчивую публику. 

- Ну, а чего  тогда застеснялся, если не дырки на трусах? Других-то поводов скромничать вроде  нету. Или я что-то не то вспоминаю?

Марк с остервенелым облегчением  бросил на диван мятую подушку, которую он суетливо жамкал во время тревожного  диалога и ломанулся вверх, перешагивая через ступеньки своими упругими ногами.  

Больше часа они проплюхались под душем, нагоняя упущенные возможности.  

Водные процедуры завершились успехом товарищеского матча, все игроки  были довольны результатом. Попав в кровать, они отрубилась мгновенно. Разговоры  перенесли на завтра.

Назавтра тоже не удалось поговорить. Еву разбудил в  7 утра звонок домофона. Вставать она не хотела, да и общаться с назойливыми  журналистами не было желания. То, что звонили они, Ева не сомневалась. Кто ещё  мог так бесцеремонно разбудить в нештатное время? Засунув голову под подушку,  она пыталась игнорировать входную трель. Не тут-то было. Посетитель не унимался.  

Но вставать все равно не стала. Растолкала Марка и уговорила его сходить  на разведку. Было трудно одновременно уговаривать и не дышать в него драконом.  Про дракона она в последний момент вспомнила и прикрыла его подушкой. Теперь  бубнила сквозь перья, стараясь не выпустить ядовитый газ. 

Марк натянул  джинсы на голое тело, которое тут же захотелось вернуть обратно в кровать и  собственнически сложить на него ногу, застолбить территорию разврата, так  сказать. Но он уже вышел из комнаты, пошатываясь спросонья, а Ева сразу же  провалилась обратно в сон. 

Второй раз она проснулась много позднее от  бубнежа на нижнем этаже. Проснулась уже окончательно и лежала прислушиваясь, с  кем и о чем разговаривает Марк. Его тихий успокаивающий голос она распознала на  отлично, а вот второй дискант категорически не узнавала. 

Барышня была  сильно недовольна, периодически пыталась прибавить громкость своим звукам, но  утихала на увещевания Марка. 

Язык общения был явно иврит, делала свои  выводы Ева, потихоньку соскребаясь с постели. Это не голос жены Марка - Навы, ее  бы Ева узнала. Этот же юный голос был абсолютно не знаком. Значит, прилетела  старшая дочка Марка, поняла Ева и не ошиблась в своих выводах. 

Чтоб не  ударить в грязь лицом перед спасательной экспедицией, отправленной на остров  Кипр за вызволением родного папеньки из лап злой Минотавры, Ева расстаралась.  Мятой вниз на растерзание не пошла. Умылась, зубной щеткой загнала дракона  поглубже в пещеры, нацепила одну из любимых юбок с кедами и бодрой козой с  замиранием сердца свалилась вниз с лестницы. 

Причём в буквальном смысле.  Эффектно запуталась в подоле длинной юбки и развязавшемся на кеде шнурке, и  навернулась всем корпусом с последних двух ступенек, наделав шуму и оросив  лестницу слезами и непечатными выражениями, призванными снимать стресс.  

Пока Марк до неё летел, она уже успела подняться с пола, опираясь на  перила. Интенсивные мужские ощупывания под угрюмые взгляды Марковской детки,  привели Еву в чувство. Равновесие было восстановлено, ушибленная нога не синела  и не опухала, можно было предстать перед инквизицией. 

Инквизиция была  прекрасна своей юностью, да и чего утаивать - красотой. Ну, это было и не  удивительно. Глядя на родителей, другой их детка и не могла получиться. Ева даже  немного попереживала, что тут нет ее сыновей, заценить красоту и разделить с  маменькой эстетический экстаз. 

Ее ещё и звали Лея, львица в переводе с  еврейского. Ева бы заподозрила, что Марк так назвал дочь в честь героини  любимого фильма юности «Звездные войны», но как-то ещё отдыхая на Красном море  она выяснила, что Марк толком и не видел этот культовый фильм. Так, что, хотели  Лею? Получите львицу! И не светскую, а настоящую. 

Она сверкала темными  глазищами на вредительницу домашнего очага и сканировала Еву на предмет  выявления скрытых достоинств. Открытых-то видно не было! 

Визуальная  диагностика не прояснила ситуацию. Львица не поняла, ради чего папенька провёл  такую замысловатую рокировочку через битое поле. Мать ее родная всяко лучше  этой, основательно не новой, тетки. И самым обидным для Леи оказалась  невозможность донести до гадины свои мысли и эмоции. 

Они не говорили ни  на одном общем языке. Лея не знала русского, Ева не знала другого, кроме  русского. А Марк краснел, пыхтел, но не переводил. Театр пантомимы, жанр  абсурда, музыка народная, исполняет Фрося Бурлакова. Каждый играл на своём  рояле. 

Ева не стала лишний раз действовать сердитому ребёнку на нервы и  не лезла к Марку с поцелуями и прикосновениями. Сварила кофе, наметала на стол  завтрак и уселась подкрепиться, пригласив участников турнира к столу.  

День обещал быть трудным. Соперники завязывали шнурки, проверяли  натяжение струн в ракетке, рефери устанавливал сетку и заготавливал пластырь с  подорожником. Напряженное поле начинало искрить...

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.