gnomomamochka

Categories:

Остров Евы, глава 20

— А ты так и рассказала в полиции, что столкнула с яхты человека и ещё бутылкой  его приложила? — вдруг встревожился Марк, перебив рассказ Евы.

Ева погрустнела. Помолчала. Сделала ещё несколько необязательных жестов, типа  почесать нос и натянуть майку на коленки, но потом все-таки сдалась.

— Я сказала, что из своей коморка слышала, как один из бухариков поднялся на палубу и шарился по ней, распинывая пустые бутылки. Потом был слышен звук струи классического фонтана в воду, потом короткий вскрик, звук удара, всплеск воды и тишина. 

Ева помолчала, вспоминая дословно свой рассказ в полиции и  наводящие вопросы, которые ей задавали. Они ей не понравились. И она ни на минутку не пожалела, что подправила версию происходящего.

Она не раз  видела, как легко и непринуждённо жертва насилия, посмевшая себя защитить, под  нужным углом зрения заинтересованных лиц,  превращается в злодея и агрессора,  место которому в тюрьме, но так и быть, возьмём деньгами. 

Ева  намеревалась не оставить ни единого шанса желающим оставить ее крайней или  попытаться ее подоить. В том, что такие найдутся, она не сомневалась. 

— И тебе поверили? — все ещё тревожась, но уже с меньшим накалом, продолжал Марк.  

— Не могу быть абсолютно уверенной. В пользу моей версии только моя  мелкогабаритность и всехние знания, что изнутри лодки прекрасно слышна внешняя  жизнь. Свидетелей-то нет, я надеюсь.

Ева опять задумалась над закручивающимся в тугую  спираль сюжетом. Она совершенно не доверяла полиции и прикидывала возможные  исходы. 

— Наверняка, самые опытные уже построили логическую цепочку, где  меня выкрали сообщники, чтоб поделилась, гадина такая, заработанным на  работорговле, а потом одного мочканула, а второго сдала, обставив всё, как  киднэппинг с целью выкупа. 

У Марго от такого предположения челюсть  отвисла и вид был при этом дурацкий. 

— Да с чего ты взяла, что именно  так и будет-то? — возмутилась наивная жительница благополучной страны. 

— Я прикладываю усилия, чтоб этого не случилось, — устало пыталась разъяснить  Ева.

— Ты все сделала правильно, — подтвердил Марк, он был рад, что Ева  на себя не наговорила лишнего, но все равно очень переживал. 

— А про спасательный круг, что ты им сказала? Зачем его скинула? И почему не послала сигнал SOS? 

— Сказала, что когда первый долго не возвращался, а второй  храпел, как заводной, я осмелела и вылезла тихонько наверх. Когда убедилась, что на палубе никого и вокруг никто не плавает брасом, вернулась вниз. Привязала к столу  храпящий скот и заблокировала его в каюте. А рацию, я сказала, трогать  побоялась, вдруг она была настроена на прямую связь с восставшим из мертвецов сербом. Завела машину, а когда двинулись, сбросила круг, чтоб было удобней искать место скотского падения. 

— Звучит не без накладок, но достаточно  убедительно, мне кажется, — успокаивал Марк, прикидывая и соображая, можно ли  вывернуть ситуацию против Евы. 

— И у тебя еще же должны были взять кровь на  экспертизу. Следы токсинов могли остаться в организме. Взяли?

— И кровь  взяли, и в баночку им писала, и майку свою испачканную оставила. Я в чужой домой  приехала. 

Марго не верила, что Еве стоит чего-то опасаться со стороны  полиции. Там же есть и нормальные люди. Вот, зайчик Александр, например. И его  непосредственный начальник нормальный дядька, Марго он понравился. Бурдюк, тот  да, был противный, но не всё же он решает. 

— Ты дальше-то расскажешь, как на таран шла и как тебя потом хозяева катамарана не прибили? — нетерпеливо перебила Марго мрачные мысли компании.

— Из всего, что я когда-то слышала о мореходстве, запомнила только то, что поперек волны меньше вероятность перевернуться. В какую сторону идти, было не важно, берег я все равно не видела. Надеялась, что встречу какое-нибудь судно и попрошу помощи. 

— Ну! И! Дальше, что? — подгоняла Марго.

— Я же не знаю, как сигнал подать с просьбой о помощи. Из всего арсенала подручных инструментов у меня руль, который штурвал и двигатель. Могу завести, могу заглушить. Всё. А! Еще парус всё время мешал. Я же убирать не умею, вот он и хлопал все время.

— Два кораблика смогли от меня увернуться. Я на подходе к ним двигатель глушила, а они видя дуру-бабу за рулем быстрее от меня сваливали, от греха подальше и на мои хелпми не реагировали. И когда третий обнаружился, я уже глушить двигатель не стала, пёрла до последнего.

— И очень вовремя, надо сказать, я в них вписалась. В трюме, к тому моменту, уже бушевал проснувшийся гиппопотам. Он оторвал стол от пола и ломился в двери. От столкновения яхт, он свалился с лестницы и не успел выбраться раньше, чем во мне признали хозяйку израненной собаки. А то бы за борт сбросили меня, а не его.

— А его еще и утопили, что-ли? — вытаращилась Марго.

— Да нет, выловили, конечно. Но сначала, когда он на меня кидаться начал, да, отправили освежиться. Потом уже морскую полицию вызвали, круг ему кинули и кипишь устроили. 

— Там потом не так интересно было, давайте уже завтра дорасскажу, а то сил нет совсем, — еле шевеля языком закончила концерт Ева, сползая со стула.

Брат с сестрой сразу  засуетились. Марго осталась наводить порядок на кухне, а Марк взялся помогать  Еве подняться на верхний этаж. Ее начал догонять стресс и тело переставало  слушаться. Адреналин схлынул, держаться стало не на чем, ноги подкашивались.  

Уже на последних ступеньках лестницы Марку пришлось нести Еву на руках.  Он бы и раньше подхватил, но не знал, как Ева на это среагирует. Вдруг ей  неприятны его прикосновения.

Когда, через пару минут, он укладывал ее на  постель, она уже спала. Марк разул Еву и накрыл одеялом. Ещё на всякий случай  задернул шторы, чтобы она могла подольше отдохнуть, не разбуженная солнышком.  

Спала Ева больше суток. Все это время Марк и Марго держали оборону.  Всего через четыре часа, после того, как Ева заснула, набежали и журналисты и  полицейские. Все требовали беседы с ней и им было ровно, что она устала.  Журналисты вообще встали лагерем за забором и отказались уезжать. 

Марк дозвонился друзьям и получил контакты адвоката, который точно будет работать на  клиента, а не в коалиции с полицией. Он не питал иллюзий, как сестрица и не стал  ждать гуманитарного кризиса. Вызвал юриста сразу. 

Тот и журналистам  корректно ответил, и полицейских в стойло поставил, и дал понять, что легко не  будет. Глаза его алчностью не горели, гонорар запросил стандартный, без  хитрожопых намёков и многозначительного молчания. Нормальный, такой,  адвокат.

Он конечно, посокрушался, что Ева уже дала какие-то показания,  но сказал, что все поправимо. Видать, тоже, к системе доверием особым  не  располагал. 

Пока Ева спала и не подписала с ним договор, он не мог  запросить в полиции копии ее допроса. Все немного нервничали и звонки Артема не  добавляли им оптимизма. Ему пришло новое письмо от похитителей и оно было из  тех, что не стоило показывать полиции...

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.