gnomomamochka

Categories:

Остров Евы, глава 13

Всю ночь дом трясло и штормило вместе с морем, пальмами и жильцами. Сначала не  могли заснуть от грохота и потому, что днём выспались, а потом ещё и потому, что весь вечер  пугали себя страшилками и предположениями, куда делся хозяин денег.  

Потом конечно, сон сморил. По комнатам расходиться не стали, всем  хватило места на огромном диване в гостиной. Ева принесла одеяла с подушками и  каждый свил себе гнездо. Марку собственного гнезда не досталось, он притулился с  краешку к Евиному. 

Утром Ева еле выгребалась из-под собачечного  завала.  Как и положено кобелю, не встретив ночью сопротивления, он воспользовался ситуацией и  сложил на Еву все свои конечности, и абажур ещё примостил туда же. Был весьма не  доволен пробуждением от тычка сердитой женщины. Хотел возмутиться, но быстро  передумал. 

За ночь шторм сильно ушёл от берега и можно было выйти на  улицу без опасения оказаться сдутым в море. Но ветер, все равно ещё буянил,  прогулки откладывались. Зато, жизнь на острове налаживалась. Электричество ещё  не дали, но крепкую связь наладили полной мерой, звони не хочу. 

Марго  уже разговаривала по телефону, бегая по первому этажу. Судя по экспрессии и  изредка вставляемым в иврит русским словам, говорила она с мужем. Муж русского языка не  знал, потому Марго могла себе позволить выбрать из словаря самые подходящие  случаю выражения. 

Ева с интересом следила за размахивающей руками  Маргошей. Каждое своё выражение она сопровождала выпуклым жестом. Складывалось  ощущение, что муж ее бесит. Неожиданно оборвав разговор, суровая Марго  плюхнулась за стол, куда Ева выставляла завтрак. 

— Это ты с любимым  супругом так оралась? Был бы рядом, сковородкой в его сторону помахала? — не  удержалась Ева от комментария, в попытках снять напряжение.

— Да бесит! Почему ты мне вчера не  позвонила, спрашивает. Я же, мол, волнуюсь.

Тут Марго взяла паузу на  большой глоток кофе и бутерброд. Не дожевав, продолжила транслировать своё  возмущение. 

— Волнуется он! Если волнуешься, какого черта такой голос спокойный и вообще, нафиг отпускаешь?  Как же он меня бесит! Прямо убить иногда охота. 

Марго корёжило не по  детски. Было заметно, что это не сиюминутное настроение, а давняя болячка.  Выплеснув первую досаду, Марго уныло дожевывала бутерброд, разглядывая  внутренности своей кружки. 

Марк от женского шума держался подальше,  заныкавшись за диван и не высовывался. Александр, допив кофе, тактично ушёл  проверять, высохла ли его собственная одежда. Так-то он до сих пор дефилировал  по дому в евином халате и маргошиных носках.

Ева с Марго остались одни. В  тишине сумрачного дома, Маргошино уныние было особенно не в тему. Его можно было  потрогать руками за густую начинку.

Ева первой нарушила молчание,  потребовав показать фотографии семьи. В телефоне у Марго не оказалось ни одной общей семейной фотографии, все были по отдельности. Причём дети были одинаковы красивы  и просто одинаковы, так, что без объяснений не понятно, сколько их вообще.  

Ева дивилась такой похожести красивых отпрысков Марго, пока не долистала  до фотографии ее мужа. Чуть телефон не выронила. С экрана смотрел и белозубо  улыбался невообразимой красоты мужчина. У Евы аж в зобу дыханье сперло, не хуже  чем у Крыловской вороны. 

Кое как оторвав от телефона взгляд, Ева  уставилась на Марго. Та прекрасно знала, какой эффект производит на всех вид ее  мужа и смотрела на Еву исподлобья, поджав губы.

— Он, что, импотент? —  только и смогла предположить Ева.

— Вроде не был, давно не проверяла.  

— А! Он гуляет по бабам, — стала понимать привычную ситуацию Ева.  

— Да нифига он не гуляет! Он, сука, идеальный! — Марго опять корёжило и  выворачивало наизнанку. 

— Он идеальный мужчина, идеальный сын, идеальный  муж, идеальный отец, я там вообще нафиг не нужна. Он все делает сам. Идеально. Я  кошку завести боюсь, он и ее сам умывать будет!

Про кошку было забавно и Ева бессовестно прыснула. Потом представила в красках процесс и уже заржала в голос.  

Марго поначалу смотрела непонимающе, а потом не удержалась и  присоединилась. На такой звук уже было не страшно подтянуться к завтраку и больной собачке, и уже переодетому в сухую и мятую собственную униформу, юноше из кладовки. 

Дружно жуя, каждый из своей посуды, пытались строить планы на день и по очереди выглядывали в щели между жалюзи, оценивали погоду. Жалюзи всё еще были закрыты, без центрального электричества их нельзя было поднять, но сумрак в доме уже не был таким тяжелым. 

Подкорректировал бабские намерения всё тот же юноша. Александр, пока пересиживал женскую бурю в кладовке, дозвонился до шефа и тот вызвал его в участок. Попросил проследить, чтоб хозяева хорошо закрыли дом со всех сторон и никуда не выходили еще хотя бы один день.

Ева кивнула, но обещать ничего не стала. Там видно будет, как карта ляжет.

Проводив мальчика и таки закрыв за ним двери, Ева учинила Маргошке допрос с пристрастием. Почему она считает себя лишней в собственной семье и чем плох верный муж, исправно исполняющий все обязанности и не качающий права? Это же подарок судьбы и дайте два таких на вырост!

Маргошка не сразу смогла начать, задумалась, как бы лучше объяснить, чтоб хоть кто-то на нее не смотрел, как на истеричную идиотку. Да она даже к психологу сходила за советом. А та посоветовала ей еще одного ребенка завести. Дура.

— Понимаешь, у него всё получается лучше, чем у меня. Он даже в магазин когда сходит, принесет именно то, что надо, ничего не забудет. Дети его больше любят. Когда его нет, издергают меня, своим когда-папа-придет? А меня нет дома, никто даже не заметит. Мама моя тоже ему звонит, когда ей что-то надо. Да он даже не пердит! Принцесса, сууука! 

— А зарабатывает больше или меньше тебя? — Ева задала не праздный вопрос, он бы многое прояснил. Но ответ только еще больше всё запутал.

— Я не знаю, сколько он зарабатывает, мы просто скидываемся в общую кассу на все расходы, всё поровну. А сколько у него остаётся, я не спрашиваю.

— А ты не пробовала помешать ему быть идеальным? — подкладывая Марго новый бутерброд, наводила на мысль Ева.

— В каком смысле, помешать быть идеальным? — непонимающе уставилась Марго.

— Ну, например, накормить его горохом, чтоб из него принцесса выветрилась, или пары носков ему перемешать, которые он сам складывает. Много же чего можно придумать еще. Мне вот, например, отец рассказывал, как в общаге одного мажора отучили всем рассказывать, какая у него девушка идеально прекрасная. Предложили ему представить ее в уединении с проблемами перистальтики. Другими словами, конечно, но мысль ты уловила.

— И чего? Помогло? 

— Ну, по крайней мере он больше никому по ночам свет не включал и не рассказывал о своей принцессе. Может и тебе свою принцессу перестать видеть в идеальном образе. Вспоминай, где он не эталон и тебе больше не будет мучительно стыдно за свое несовершенство.

Пока Маргоша зависла в воспоминаниях, Ева решила выйти на улицу и посмотреть, что там с машиной. Позвала с собой барбоса и смело шагнула под ветер. Не улетела. И собака тоже уже не летала, ловя своим ковшом потоки воздуха. 

Еще не выходя за калитку, Ева увидела лапы поваленного дерева в том месте, где стояла припаркованная машина. В доме не было гаража, только свой пятачок парковки у дороги, на котором Ева оставляла прокатную машинку. Ее не раздавило и, кажется, даже не сильно помяло, но без посторонней помощи машину из под завала не вытащить. 

Пока Ева ползала под шалашом и машины и веток, пытаясь оценить ущерб и возможность обойтись без внешней помощи, Марк тоже возился рядом и ворчал. Копал газон, мокрый после дождя и пачкал тапки. Ева, хотела отогнать его от места раскопок, но он прикрыл всё своим колпаком, не давая рассмотреть клад.

В конце-концов, Ева с ним справилась, отпихнув в сторону и обнаружила свисток. Из тех собачьих свистков, которыми подзывают служебных псов. 

— Вот теперь и думай, это выронили те пять контрабандистов, которых повязали тут несколько дней назад или серб обронил, когда тут отирался и ждал нас, — задумчиво тянула Ева, разговаривая с пойнтером.

И тут из-за поворота вылетели две полицейских машины. И ехали они, явно, в Евину сторону. У неё сразу заледенели конечности и заурчало в животе. Только бы новости не были слишком плохими, успела подумать Ева, прежде, чем машины остановились.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.