gnomomamochka

Category:

Евина война, глава 19

— Мам, что за фигня опять происходит? Долго вы нас за дурачков держать будете? — надрывался в телефон младший ребёнок двадцати с небольшим лет отроду. Сдержанность была не свойственна Никитосу, эмоции завсегда выплескивались на беззащитных  обывателей.

— Что за паника, младший эмбрион? — максимально сурово  вопрошала мать, зная как сбить в детке истерику. 

— Ты можешь мне  объяснить явление отца народу? Заметь, здорового отца - охреневшему народу! Чуть подливы не напустил, когда он меня возле кампуса встретил. Я ж был уверен, что он в реанимации, — вещал возбужденный ребёнок и судя по глухому грохоту падающих на том конце разговора тяжестей, неслабо жестикулировал. 

— Ну сынко, кто ж  знал, что папенька ваш настолько артистичная натура? Я вот сама ещё позавчера  была не в курсе, с каким театральным деятелем прожила четверть века. А он, вон у нас какой,  Машков с Мкртичяном отдыхают! — пыталась отмахиваться Ева.

У неё отлегло от души  и жопы! Это ж праздник просто, что Артём проявился в живом виде, а не мумией в  бетоне. Последние сутки Ева отчаянно отгоняла от себя мысли с картинками неблагоприятного исхода пропажи бывшего супруга. Бетонный барельеф был не самой страшной из них.

— И где он сейчас, папаня твой?  

— Где-где? Спит на моей кровати. Сожрал в одну морду весь  продовольственный запас и храпит громче зоопарка. 

— Как проснётся, пусть мне позвонит. Да, и передай ему дословно мои слова: отбой воздушной тревоги, наезд закрыт. И купи себе надувной матрас, отец может задержаться у тебя на пару дней, — обрадовала детку Ева, — ну, все заяц, люблю-целую, мать твоя Ехидна! — закончила разговор Ева и сбросила звонок, чтобы не слушать возмущённых воплей. 

Вообще-то Ева  прекрасно понимала своего недовольного ребёнка. Комнатушки в кампусе были  малепусенькие, метров восемь площадью. Туда умещались не только кровать, шкаф и  рабочий стол, но и раковина с микроволновкой. Там даже одному мальчику в плечах узковато, а двум и вовсе не развернуться. Но пару дней точно потерпит. 

На этой, совершенно радостной волне отмены казни, встретились в ресторане с Жоркой. Там правда, настроение попортилось. Жорка пришел с действующей ныне женой. Это была какая-то не из первой пятерки супруга, может даже не из первой десятки. Жорка был очень популярным мужем, супруги не переводились. Эту Ева видела в первый раз. И была она на пару лет младше Жоркиной старшей дочери. Вот с ней он и пришёл в ресторан. У кого не испортится настроение?

Не сказать, чтоб Ева  сильно переживала по поводу собственного увядания, но когда тычут сравнительной таблицей шелковистости, атласности и бархатности в нос, да не в твою пользу, таки не приятно. Особенно, когда это делает не чужой тебе мужчина. Сволочь!

Расстроилась, в общем Ева, хоть и пыталась это скрыть. Но оба мальчика, конечно, просекли причину натянутой улыбки. Жорка мялся плечами в  извиняющемся жесте и всяко намекал, что его одного не отпустили встречаться с посторонней теткой, а Марк успокаивающе погладил по руке и наклонив кудрявую  голову, поцеловал в открытую ладошку. 

От такого обволакивающего жеста  Ева сразу уплыла в нирвану, а молодая Жоркина жена покрылась смущенной испариной  от вида чужой, плохо скрываемой эротики и спряталась за виной картой. Жорка  только одобрительно крякнул и подмигнул Еве не самым адекватным глазом.  

Натянутость встречи рассосалась, вернулось хорошее настроение и аппетит.  На салате с креветками и авокадо позвонил Артём. Вот если и захотел бы позвонить  более не вовремя, то не получилось бы. По Евиной кислой гримасе Жорка сразу  понял, кто звонит и тут же отобрал трубку. 

— Здорово Тёмыч, — заревел  жизнерадостным басом друг юности в Евин телефон, — как дела, здоровье? Сердечко  больше не шалит? Шерхан и Дядя Михо сегодня только интересовались твоим  самочувствием и планами на будущее. Я их заверил, что ты огурчик и сегодня им  позвонишь. Я же их не обманул?

В этом монологе было все. И уведомление об  информированности, и настороженность, и предостережение от возможных глупостей,  и заверение в своей уверенности, что Артём не будет их творить. Этакий  политический спич на одну персону. 

По удовлетворённому лицу Жорки, молча  выслушивающему ответ Артема, было понятно, что на том конце разговора понятливый  собеседник. 

— Я тебя понял, дружище, передаю трубку нашей общей подруге  по жизни, — это Жорка наконец дослушал Артема и отдал телефон Еве. 

Ева  приняла его без большого оптимизма, небезосновательно полагая услышать выговор  от бывшего супруга, что подключила в их семейные дела чужеродный организм. Но  вместо этого услышала усталый голос без капризных ноток.

— Как  освободишься, набери мне. Надо поговорить без дополнительных ушей. 

Ева  даже ответить не успела, как Артём уже отключился. Только настроение испортилось  уже бесповоротно. И как Ева не старалась держать достойную мину, а обмануть не получилось даже себя. 

— Чего, подруга, раскисла? Скрываешь чего или Тёмыч гадостей наговорил? — Жорка не стал носить в себе вопросы и выложил их на  стол.

— И гадостей наговорил и скрываю, конечно. Но, видимо, не очень  получается. Как-то мне ссыкотна вся эта ситуация и опять попасть в заложники — не особо плюсом в карму. Стокгольмский синдром — не моё любимое, — вяло ковыряя салат, негромко бубнила Ева.

— Ну, мать! Тут мы оба с тобой заложники. Я же вписался за тебя, так, что спросят с обоих, — не поддаваясь унынию заявил Жорка, — и давай уже за  дружбу, что ли, чокнемся, пока просто так с ума не сошли. 

Марк в это  время деликатно развлекал Жоркин жену рассказами о красном море и снорклинге  вокруг кораллового рифа в Эйлате, так, что она прослушала диалог про заложников.  Но Марк, как оказалось, слышал его отлично. 

Уже распрощавшись, пошли  пешком по хорошо освещенным улицам. Ненавязчиво сыпало мелким снежком за шиворот  курток и в морду лица. Марк крепко держал Еву под руку, не мешал ей думать и не давал упасть. 

Чего он не услышал из разговоров, допонял сам и переспрашивать не стал.  Терпеливо ждал, когда она очнётся и уже можно будет хотя бы поцеловаться, если  уж поговорить не получалось. 

Очнулась Ева, понятное дело, от очередного  звонка. Жорка напомнил, что они с Евой на одной ступеньке социальной пропасти и он  надеется на её вменяемость. От такого обжигающего сообщения она собралась в  кучку и встряхнулась. 

— Марк, можно я позвоню с твоего телефона? У тебя Вотсапп в роуминге работает?

— Я купил симку с интернет-пакетом в  аэропорту по прилёту, так что, по Вотсапп хоть в Аргентину звони. 

Ева по  памяти набрала с телефона Марка номер младшенького сына и с удивлением  обнаружила, что такой контакт у Марка есть. Потом вспомнила, что он отвозил ее  детей в аэропорт Тель-Авива, тогда наверное и обменялись номерами телефонов. 

Никитос ответил со второго гудка.

— Здравствуйте, Марк.

— Сын, это  мать твоя Ехидна. Отец далеко?

— А ты чего, ма, в Израиле уже опять что  ли? — офигевшим голосом лепетал детка. 

— Да, нет же! Это Марк прилетел  вчера в Россию с ответным визитом. Мы с ним еще не все вопросы закрыли, — оправдывалась за свою бурную личную жизнь Ева.

— Ну дай уже отцу трубку, мне с ним поговорить надо. С  тобой я и со своего телефона могу.

После минутной заминки ответил Артём.  

— Как получилось, что Жорка в курсе?

— На меня напали в его зале, когда я комп забирала. Он вписался. Про тебя сам всё узнал. Кто такие Шерхан и Дядя Михо я не знаю и посвящать меня не надо. Про твой фонд мне рассказали. Про то, что ты дом заложил и  все наши личные счета зачистил, я тоже знаю. Комп у меня на руках. Как тебе его передать, я решу завтра. Ещё есть вопросы?

Артём долго молчал, переваривая  информацию. Ева всё важное вместила в один абзац, плотно заархивировав эмоции и подробности. Их можно было прочитать между строк. У Артема язык не повернулся уточнять про нападение и что там себе думает о нем его бывшая  жена. Да и вообще, говорить сейчас что-либо не имело смысла. Потому, Артём молчал. 

— Хорошо, я буду ждать завтра твоего  звонка, — вот все, что он смог из себя выдавить. 

Отключившись, Ева отдала телефон Марку и уставилась на него взглядом оценщика из советской комиссионки. Что-то  прикидывала и примеряла на Марка. Потом тряхнула головой, отгоняя наваждение и  наконец улыбнулась. 

— У меня к тебе дело на миллион! Обещай, что  поможешь...

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.