Olga Yudayeva (gnomomamochka) wrote,
Olga Yudayeva
gnomomamochka

Categories:

Предновогоднее, не трендовое

В этом году все, кому не лень, подводят итоги и анонсируют результаты в эфир. Я не в тренде, но в эфире. У меня перезагрузка воспоминаний. Наплывают картинки былого  беспредела, творящегося вокруг меня в доисторические новогодние дни.











Вот  папенька мой, ныне одноногий Абелардо, а в середине девяностых бодрый профессор  и затейник, пропал в ночи, уйдя на корпоратив. Пропал не один, а с другом. Друг  инфарктник, но кого это останавливает на университетском корпоративе? Там  аспирантки и армянский коньяк. А «кардиомагнил» забыт дома на тумбочке  супружеской кровати. 


Мать моя, партизанка Татьяна, к трём часа утра 31  декабря обзвонила все больницы. Её коллега по поиску пропавших мужей обзванивала  аспиранток. Ей было сиренево до позора. Уверенно трясущейся рукой набирала всем  молодкам по деканатскому списку и выясняла у них, а не прибился ли к ним на постой седовласый профессор, забывший дома свой тонометр и подштанники с начесом. 


Обе суетились  безрезультатно. Профессора не находились. Под утро позвонили из вытрезвителя и  предложили приехать и оплатить услуги двух койко-места. Заодно можем забрать  посвежевших, но помятых деятелей умственного труда. 


Оплачивать за  папенькин санаторно-курортный отдых поехали мы с пупсиком. Мать ехать  отказалась. Точила скалку и нарезала круги по кухне. 


У кассы злачного  заведения встретились с сыном папаниного собутыльника. Он там стоял в  обвинительной позе и тыкал грозным пальцем в нашу сомнительную репутацию.  Почему-то выходило, что виноват в алкогольном разврате только мой родитель.  Инфарктник, мол, сам бы до вытрезвителя не дополз. 


Одного профессора нам выдали по цене трёх монтажников. За унижения содрали дополнительную таксу. Батюшка оказывается, обслуживающему персоналу в ментовской униформе читал лекцию по электромагнетизму, они не понимали и очень обижались: профессор, а такими словами злоупотребляет!


Домой шли пешком часа  два по пустым дорогам. Папенька предъявлял ободранный кулак и сетовал, что  воспалились, сбитые об зубы университетского вахтёра, костяшки кулака. Описание  баталии закончилось воинственным заверением «показать ещё» этому гэбэшному отставнику.


Раскаивался душевно, признаваясь, что он не алкаш, а горький  пьяница. Случайное стечение обстоятельств. Он падал, потому, что скользко, а не  пьяно. За время доставки протрезвевшего и раскаявшегося тела, маменька уже остыла  и даже не сильно лупила отца, ну по крайней мере, не скалкой!


А на  следующий год папенька отличился загодя. Числа этак 28 он сообщил, что болеет  животом и улёгся на диван в позе котика. Просил не кантовать, еду подносить порционно, непосредственно к котовому лежбищу. 


До 31 числа он  исправно котовал и лечил живот горячей грелкой. Котики же всегда на батарее  пузиком лежат, греются. Отобрать грелку было не под силу даже маменьке. «Я хочу»  — это самая сильная сторона любого мужчины, она перекрывает доступ кислорода к  мозгу и аргументам из-вне системы.


Папенька оказался хреновым котиком, он себе перитонит нагрел. Прослушав бой курантов по ОРТ, вызвали скорую. Врачи  неотложки были рады. Они вообще идиотам всегда рады. На них можно заработать. И закусить можно с удовольствием. В три утра, объездив все городские больницы, наконец-то пристроили батюшку к более-менее трезвому хирургу.


То, что  хирург был трезв сильно относительно, мы узнали много позже, когда уже снимали  швы. Живот выглядел шаманским бубном, с затейливой вышивкой китайским иероглифом и шишечками по всему  натянутому на кривой каркас пузырю. Шишечки нет-нет лопались и мило пузырились.


В больнице папенька провёл месяца полтора, где пару раз чуть не склеил  досрочно ласты и неурочно санитарку. Заодно приобрёл диабет. Он шёл в нагрузку к  перитониту и бесплатной медицине. 


Новогодних воспоминаний полно скопилось, но не сваливать же все в одну кучу и китайскую грамоту. Каникулы длинноваты, глядишь, еще чего напросится в эфир. 


И да, всех с наступающим!

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Рэмбо: первый класс.

    Когда пупсик рассказывает что-то из своего детства, хочется хвататься за валерьянку и ремень. Успокаиваться и пороть, пороть и успокаиваться - так…

  • Баня детства

    Это вам не СПА какое-нибудь! Это помыться и не умереть. А умереть можно было еще на подступах. Потому, как в баню шли всем районом, отключенным от…

  • Цыцка тараканья

    Это меня так дядюшка называл, он же младший брат моего отца. Справедливости ради стоит заметить, что свою дочь, мою двоюродную сестру Ленку, он…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Рэмбо: первый класс.

    Когда пупсик рассказывает что-то из своего детства, хочется хвататься за валерьянку и ремень. Успокаиваться и пороть, пороть и успокаиваться - так…

  • Баня детства

    Это вам не СПА какое-нибудь! Это помыться и не умереть. А умереть можно было еще на подступах. Потому, как в баню шли всем районом, отключенным от…

  • Цыцка тараканья

    Это меня так дядюшка называл, он же младший брат моего отца. Справедливости ради стоит заметить, что свою дочь, мою двоюродную сестру Ленку, он…