gnomomamochka

Categories:

Евина война, глава 9

Выйдя из спортзала Ева набрала Лазаревне и услышав, что процесс сдвинулся с  места, уточнила, нужна ли сейчас её помощь. Ехать в офис и смотреть как  перекладывают с места на место папки с документами, не продуктивно, уверяла себя Ева. На самом же деле, было ужасно жаль расставаться с офисом, он олицетворял достаток и стабильность. Смотреть на его разорение больновато.   

Получив от Лазаревны заверения, что она сама прекрасно справляется, Ева облегченно выдохнула и таки решила наведаться к Артему, может его уже перевели из реанимации в  палату.

Нет, не перевели. 

Доктор, согласившийся поговорить с Евой, был  уставшим и не очень внимательным. Обрисовал не радужные перспективы. Два инфаркта подряд  - очень плохо, совсем плохо. Повезло, что уже был в больнице. Не довезли бы.  

— Если деньги есть, лечитесь в Германии. У нас тут импортозамещение и  дженерики. Через пару недель полного больничного покоя можно увозить. И родственников попросите не приходить больше. Ни дочку, ни сестру.  

— У нас два сына. А приходила его последняя любовница и наша  домработница с кашей и чистыми трусами. Он от чьего визита в реанимацию  попал?

Доктор больше разозлился, чем удивился. Наорал на медсестру, что  пускают к болезным кого ни попадя. Потребовал закрыть ворота и открывать только  с его разрешения. 

Вот тут Ева немного успокоилась. Может и врагов тогда  не будут пускать? А то припрутся, не ровен час, начудят, а ей потом объясняй  детям в какую командировку отец навсегда уехал. 

Напрашиваться на визит в  реанимацию не стала. Не то, что бы она зачерствела до состояния горбушки Бородинского недельной  давности, но вдруг у бывшего есть к ней претензии?  Разволнуется ещё, а ему-то нельзя. 

Пока появилось время и возможность,  подорвалась смотреть чего натворили Кузьмич с Валентиной. А те ничего не сделали,  ходили нерешительно по дому и переживали, что полы пошоркаются и мебель  потрется. Тревожились за барское имущество.

Ева быстренько разогнала им  кровь и навешала указаний, что куда сдвинуть, где поставить и как закрепить. И  нечего жалеть барахло. Собак вот можно жалеть и собственные силы ещё, остальное  не важно. 

Кстати о собаках, точнее, о кобелях. 

— Валентина, скажите пожалуйста, что  там случилось в больнице? Почему Артему опять плохо стало?

— Да овца эта  прискакала к нему и давай на вас жаловаться, что вы с какими-то мужиками в дом  вломились, когда она собирала вещи в больничку и давай сейфы потрошить и  имущество выносить. А когда она, типа, воспротивилась, вы её лупить принялись и  за волосы таскать. Синяки показывала и выдранные лохмы искусственные. 

— Молодец какая,  сообразительная! И не скажешь ведь, что я без мужиков в дом зашла, - нервно  засмеялась Ева, вспоминая бравых охранников, вызванных тревожной кнопкой.  

— Ну вот, пока она спектакль этот играла, не заметила, что я пришла. А  как меня увидела, начала верещать, что я там тоже была и тоже её лупила. Тут  хозяину и стало нехорошо. Она как увидела, кинулась ему грудь соплями мазать и слезами увлажнять.  Где, говорит, документы на квартиру и дарственная? А то ты сейчас помрешь, а  меня твоя сука старая из дома выгонит и ребёночка нашего некуда будет принести.

Тут Валентина пыталась сделать театральную паузу, но не додержала. Очень её  распирало. 

— Беременная она оказывается! - торжественно добавила  Валентина и выжидательно уставилась на Еву. Вдруг та начнёт визжать и грозиться отжать квартиру у  брюхатой полюбовницы? Вот ведь какая Санта-Барбара. И в кино ходить не надо. Не заметив ожидаемых перемен в Евиной мимике, разочарованно продолжила.

— Ну и все, кирдык. Прибежали врачи и увезли хозяина в реанимацию. А эта  овца свалила по быстрому. Испугалась, наверное. Или дубликаты  документов на квартиру побежала делать. 

Откуда было знать Валентине, да и всем остальным,  что Артём завязал с воспроизведением себе подобных почти двадцать лет назад. Он  и девицам своим не рассказывал, что перевязал семенные каналы. Вот и эта  прокололась. Надувная. Артема было бы даже жаль, если бы он не сам себе эти карусели  придумал. 

— Кузьмич, у тебя загранпаспорт не просрочен? Через две недели  летишь с шефом. Ему нужно будет сопровождение и кто-то свой рядом, пока он  лечится. По крайней мере первый месяц. Надеюсь, уговорю иродов снять с него  ограничение на выезд. Доктор сказал, здесь его поднять мало шансов, надо  увозить. Меня точно не выпустят, я залоговым обеспечением останусь. А ты собирайся потихоньку. 

Кузьмич закудахтал и засуетился. Такое доверие.  Оправдать. Не подвести. И прочую ерунду понёс. Пришлось шикнуть, а то бы и этот  себя до инфаркта докрутил. 

Валентина завистливо закусила губу. Уж она бы  так ухаживала, так ухаживала за хозяином, кабы её отправили за границы... глаз  бы не спускала. А эта идиотка пердуна старого в помощники определила. Тоже овца, как есть овца. 

Ева видела эту бурю эмоций на лице домработницы и сразу  вспомнила, почему ещё не поладила с ней. Вот именно поэтому. Из-за зависти,  которую трудно скрыть. Зависть - дрянная скотина и у Евы на нее аллергия. Надо  уволить, пока чего не случилось гадкого. И подарить чего ценного, чтоб на прощание не напакостила. 

Есть у неё задумка, чем погасить зависть. Висит в шкафу, кружит идиоткам голову и вызывает гастрономический катарсис у моли. 


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.