gnomomamochka

Categories:

Евина война, глава 8

Закимарившая было Ева, вдруг подорвалась от ночных кошмаров. Какие-то твари  наседали на хозяйку сна и все пытались присосаться к её щиколоткам. Почему-то  именно щиколотки было особенно жалко отдавать на съедение упырям. Проснулась в испарине и мятой пижаме.

Собаки шлялись по улице и не выполняли своих  прямых обязанностей. Не отгоняли ночных монстров. Ноги с кровати опускать не  хотелось, вдруг там кто, под той кроватью? От этой дурацкой мысли Ева совсем  проснулась и посмеялась над собой. Но ноги на пол ставила не героически. 

Ну, а раз уж проснулась, то решила не  откладывать на завтра то, что надо было сделать ещё вчера. Дождалась, когда  уляжется спать весь большой дом, перестанет шастать с проверками охрана и по-тихому, натянув на пижаму пуховик, сгоняла к пруду. 

Один буй и вправду глубоко просел на воде.  Мало того, он ещё и далеко отплыл от берега, как будто тут было течение и  подземные ключи. Руками не дотянуться, а лезть в ледяную чёрную жижу было страшно. Ну вдруг и там кто?

Пока Ева мудохалась и ползала на пузе вдоль пруда, в тщетных  попытках подманить к себе глупый целлулоидный шар, у неё появились зрители. Они  подкрались бесшумно по влажной земле и вялому осеннему газону. Сначала молча  наблюдали издалека, а потом подползли поближе, пытаясь понять, что  происходит.

Ну а потом просто помогли, когда Ева в очередной раз погнав  волну, потянулась за шаром. Немножечко подтолкнули. 

И вуаля! Пол часа  напрасных трудов в грязи и Ева ушла изящной торпедой в пруд, головой вперёд.  Вынырнув, хотела дико заорать, но увидев помощников, только тихонечко выдохнула  сквозь стучащие зубы. 

Батон, переминаясь с ноги на ногу у самого края  воды, очень переживал за Еву. На морде было написано участие и  тревога, мол, что ж ты раньше-то помощи не попросила, давно бы уже помогли.  Мымра приседала и соскакивала в нетерпении. Ей надоела уже и улица, и безумные  водные процедуры. Давно пора в тепло и басеньки на пушистом коврике.  

Вдвоём они кинулись помогать Еве выбираться из воды, когда она  замерзшая, мокрая и злющая, с добытым шаром, догребла к берегу. Тащили за убитый  насмерть пуховик. Он трещал швами и сыпал перьями. Наследили на славу. Как  завтра объяснять хозяину, что тут было, Ева ещё не придумала. У неё голова со всем набором мыслей замёрзла. 

Отогревалась под горячим душем больше часа. Собак тоже  пришлось отмывать. Пуховик выкинула. Документы пересмотрела, все на месте. Собак  высушила феном. Тут и утро подоспело. Охрененно день начался. Не закончившись.  

Пока ждала назначенное Матвеем время, пила кофе и наводила порядок после обыска. Раскидали, кстати, не так чтоб уж очень сильно, вполне терпимо.  Наркодилеры в прошлый раз сильнее поворошили хозяйство. 

От процесса  устранения хаоса Еву отвлёк шум во дворе. Голоса доносились со стороны  злополучного пруда. А она так и не придумала ещё, что будет говорить.  Признаваться или выкручиваться. Но во двор вышла. Батона и Мымру закрыла в доме,  они ещё не просохли как следует и могли заболеть. 

А у пруда собралась  комиссия, разглядывающая место побоища и требующая призвать к ответу обоих  уткоедов. Глубокие следы лап у самой воды и декоративно разбросанные перья из  Евиного разодранного пуховика нарисовали картину браконьерской охоты на утей,  случайно залетевших на ночевку в гостеприимно не замёрзший пруд. И тут такой  конфуз. 

Версия в Евином уму выстроилась наикрасивейшая. Ночью к ней  вломились грязные собаки. Пришлось отмывать. Что там было, земля с утячей кровью или  без, она спросонья не поняла. Сейчас довольные охотники отдыхают, досыхая на  тёплых полах. В общем, все натворили собаки, она тут, в грязи и перьях, даже рядом не валялась.

Поворчав для порядку об обрушенном берегу пруда, вся компания  двинула на кухню большого дома. Кроме Матвея там был обязательный Сергеич и  необязательный Макар. Он подмигивал Еве и строил страшные рожи, пытаясь снять  напряжение. 

В доме Матвея следов обыска Ева не заметила и очень  удивилась. Кто это так быстро ликвидировал следы вмешательства в частную жизнь? 

Оказалось, что развернуться военизированным сотрудникам неизвестных  органов особо и не дали. Пара звонков, час ожидания и всех вымело под чистую.  

Сегодня Матвей уже не злился, был собран, владел ситуацией и  информацией. Ответов от Евы не ждал, они ему были и не нужны. С удивлением и даже с некоторым преклонением, исподтишка, смотрел на Еву.

Ей ведь страшно везло на  мудаков, по крайней мере, в последнее время. Ну, ок, за то время, что он её  знает. Она их получала последовательно, одного за другим, как бусинки нанизывала  на леску. А лучше бы протыкала эти куски мяса шампуром и сразу в мангал совала. Но нет же! Перебирая их по очереди, она не теряла присутствия духа. Потихоньку вытирала леской в бусине дырку и скидывала негодную в мусор. 

Матвей не мог понять, это врожденный оптимизм, пофигизм или идиотизм? Вон, даже муж ее бывший сбежал  от проблем в спасительное нездоровье, а она детей спровадила, зубы почистила и  снова готова ковырять в мудаках дырки. 

О том, что Ева съедет из его дома, не могло  быть и речи. За свои вчерашние нападки Матвей себя ругал, правда, не вслух. Он сорвался и вёл себя не как друг, а как истеричная индюшка. Было стыдно. И он не  оправдывал себя паникой, которая накрыла его, когда Ева не подняла трубку на его  звонок.
Друг не орет, он помогает. 

Ему вообще было трудно  определиться в собственных эмоциях. Он знал, что не влюблён в Еву, но почему-то  было страшно важно заручиться её уважением. Хотя, нет. Заручаются поддержкой. А  уважение зарабатывают. Вот! Ему нужно было знать, что она его безоговорочно  уважает. Зачем ему этот лайфхак, объяснить не мог даже себе. 

Матвей ещё не  до конца продумал свою стратегию помощи и не мог ничего обещать. Ему нужно было  время и он очень надеялся, что оно есть. Договорились встретиться вечером на его кухне. 

А пока разбежались в разные стороны, по своим рабочим делам. Ева тоже поехала в офис. Он встретил её пустой  тишиной. На парковке из двадцати машиномест занято было три. А в офисе пахло кофе и корвалолом. 

Не сбежавших сотрудников осталось пять человек.  Остальные оставили свои заявления на увольнение и свалили подальше от проблем, не дожидаясь зарплат и прокуратуры. Наивные. Лазаревна варила кофе Глебу и Кузьмичу, а сама пила корвалол на пару с девочкой из юридического отдела. Пятым был совсем молодой мальчишка - сисадмин. Три бойца и два юнца. Вот и все её войско. 

— Когда все крысы убежали, корабль  перестал тонуть, - максимально весело заявила Ева, смаргивая ужас и покрываясь инеем под одеждой. 

— В любой непонятной ситуации ложись спать, - оторвавшись от айфона прокомментировал сисадмин и снова воткнулся в гаджет.

— Вот что, мои хорошие. Сейчас мы собираем все офисное барахло и перевозим контору в дом боса. Счета у нас арестованы, платить за  эти хоромы нечем и незачем. На пару месяцев ваших зарплат я наковыряю, а дальше  все наладится. Я уверена. 

— Марина Лазаревна, на вас вызов помощников по  переезду и контроль за упаковкой. Машенька, вы готовите соглашение о расторжении  договора аренды и чтоб штрафов поменьше, а преференций побольше. Кузьмич, вы едете домой к босу и вызываете по дороге Валентину, вместе готовите первый этаж стать офисом. Мелкий сворачивает сеть и собирает  выжившую оргтехнику. Глеб, ты договариваешься с нашими кредиторами на встречи,  нам необходима отсрочка по выплатам. Я сейчас к Артему, вернусь через два часа,  хочу видеть, что процесс пошёл. 

Лазаревна бросила свой корвалол и облегченно выдохнув засела за телефон. Она была из той породы людей, кому нужны  четкие инструкции, в исполнении которых ей нет равных. Остальное куцее войско  тоже удовлетворенно зажужжало, получив понятные задачи. Только Еве было  непонятно, куда плыть и как выгребать. Но не показывать же это и без того  напуганным бойцам. 

Выйдя из офиса Ева поехала не к Артему, а в  боксерский спортзал. Им владел и управлял их университетский друг. В одной из  ячеек для вещей спортсменов, Ева собиралась оставить свои документы. И заодно  обследовать две другие, ключи от которых нашла в домашнем сейфе  Артема.

Для конспирации от возможного хвоста, пол часа скакала в зале на  скакалке и пыталась бить грушу. Её было неплохо видно с улицы в большие окна  добротного зала. Чужих внутрь не пускали и позанимавшись сначала для виду, а  потом войдя во вкус, Ева спокойно, не переживая, что её схватят за руку, сделала  то, зачем пришла. Залезла в ячейки Артема.

В одной были его спортивные  трусы и перчатки, в другом ноутбук, связка флешек, толстая пачка денег и тонкая  папочка документов. Ева радостно выдохнула. Голодная смерть ненадолго  отодвигалась. Отщипнув долю малую купюр, закрыла ячейку, отложив просмотр остальных сокровищ на потом. Деньги сунула в задний карман тугих джинсов и легкой походкой снявшего стресс человека, зашагала  навстречу новым неприятностям.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.