gnomomamochka

Categories:

Куда дели Еву, глава 16

Вопрос Наума застал Еву врасплох. Но зато, прямо с порога, внес кое-какую ясность. Получается, ювелир посчитал себя оскорбленным корыстью Софьи Яновны. Ева не очень хорошо знала мать Матвея, чтобы стартануть с места в карьер за неё заступаться. Нужны все подробности.

Марк ушел на кухню и занялся перекидыванием сковородок и боем посуды, оставив отца с этой забавной лысой русской, тискающей странную игрушку с дорогущим изумрудным глазом в пару карат величиной. 

Ева же, чтобы разговорить ювелира, начала рассказывать полевые новости с родины. Наум держался и делал незаинтересованный вид минут пять, пока Ева рассказывала о своем знакомстве с семьей Софьи Яновны. И совершенно преобразился, когда Ева дошла до наркотической эпопеи с Тиной, начавшейся незадолго до его отъезда. 

— Я совершенно ничего не знал про Софочкины проблемы, когда уезжал. Может и не поехал бы никуда, если бы знал. Да и про деньги тогда всё понятно, просто они ей нужнее были, чем мне, — не совсем понятно о чем лепетал расстроенный пенсионер.

— Ну, во-первых, тогда еще никто не знал, о Тининых проблемах, кроме Матвея. Эта не та информация, которой радостно делятся. Он почти год скрывал беду и лечил Тину тайком от родителей. 

— Во-вторых, всё финансовое бремя легло на Матвея, родителей он на деньги не грузил. Макара только подтянул помогать по бизнесу. 

— Ну, а в-третьих, расскажите, о каких деньгах вы говорите? Софья Яновна вас развела на деньги? Мне просто очень сложно это представить. Я очень тесно общалась с её детьми и внучкой. Поверить в такое сложно, учитывая традиционную теорию о яблочках от яблоньки.

— И к слову, эту игрушку сшила внучка Софьи, дочка Матвея, Анечка. И мне её подарили, как амулет на выздоровление. Я в больнице долго лежала, Анька это время у бабушки жила и вместе с ней такую красоту натворила. Очень радовалась, что бабушка отдала ей последний драгоценный глаз. 

—  А Софья не говорила, зачем продала парный ему глаз, своей знакомой? — каким-то раненым голосом спросил Наум.

— Вот сейчас поподробней, пожалуйста. Про знакомую, про продажу и про второй глаз.

Тут как раз Марк притащил поднос с чаем и кучей арабских сладостей. Лучше бы бутерброды с колбасой, конечно, или борщ, но с голодухи и яйцо — курица.

За чаем разговор пошел свободней и спокойней. Наум уже не нервничал и вот чего рассказал.

Когда-то давно, еще в советской юности, он уже работал в ювелирной мастерской и хоть до золота и драгоценных камней его не допускали, но с полудрагоценными камнями и серебром работать мог. И вот из обломков таких камешков он начал делать, по эскизам Софочки, украшения для её кукол. Потом Софа придумала делать глаза своим куклам из бирюзы, гранатов и опалов. У неё заказчики сразу в очередь по записи на год вперед появились. 

И получился такой творческий симбиоз, Софа рисует, он делает. Она ему с продажи кукол всегда что-то платила, но не много. Да он бы и вовсе не брал, работал в удовольствие. К тому же эскизы хороши были, по ним и для своих клиентов заказы выполнял. А в последнее время, клиент у Софочки пошел нажористый и захотел драгоценные глаза. 

Вот он и стал уже на заказ дорогие глаза делать, но за свою работу деньги не брал, только за стоимость материала удерживал. Он же знал, сколько у Софы сил уходит на куклу и сколько он тратит на свою работу. Рука не поднималась взять больше.

Задолго перед отъездом, он получил от Софы заказ на три пары глаз. Сапфировые, изумрудные и аметистовые. Как всегда, деньги взял только за сами камни. А уже в Израиле узнал, что Софья из этих драгоценных глаз делала какие-то дурацкие броши и продавала в три раза дороже, типа авторская работа. Одна такая брошь была прицеплена на их общую знакомую, которую он встретил здесь, в Иерусалиме. 

Она и рассказала, что купила у Софьи эту брошку с изумрудным глазом за двадцать пять тысяч долларов. И типа, понимает, что дорого купила, но авторская работа и всё такое. И добавила, что еще двоих знакомых знает, которые купили у Софьи что-то похожее, другого оттенка и заплатили еще больше. Ей по дружбе Софа скидку сделала.

— Прям, бешенством затопило, когда понял, что меня используют. Так гадко и мерзко стало. Мне так плохо не было, когда Сарра со мной развелась и с детьми в Израиль уехала. Тогда я хоть понимал, из-за чего всё. А тут враз осознал, что все годы дружбы были обманом. До сих пор не отошел от предательства.

— Написал тут же на салфетке записку, что знать её больше не хочу и передал с этой знакомой, чтоб Софье в руки вручила. И уже не вернулся в Россию.

Ева задумчиво крутила Монстру в руках и пыталась найти хвосты между словами Наума и Софьи. Не сходились ниточки. Можно было сразу позвонить родительнице Матвея, но что-то подсказывало повременить.

— А скажите пожалуйста, Наум, почему вы так безоговорочно поверили в слова этой вашей общей знакомой? Что подсказало вам, что она говорит правду?

— Софья для своих кукол использовала старинные ткани, которые сама искала по всяким лавкам старьевщиков и антикваров. Они ей даже сами звонили, когда что-то было для неё подходящее. А на броши этой знакомой были старинные французские кружева и гобелен. Ошибиться нельзя. Это явно работа из Софьиной мастерской, я видел своими глазами у неё такие тряпочки.

— И вы просто поверили на слово чужому человеку, который рассказал вам, что ваш друг, которого вы знаете с юности, подлец? — буднично интересовалась Ева, — не стали выяснять у своего друга, а просто повернулись к нему спиной? Н-да...

— Я прошу прощения, но мне пора идти, — вдруг подорвалась Ева без всякого объяснения. 

Потом все-таки тормознула и выдала то, что вертелось на языке. 

— И знаете, что я хочу вам сказать? Никакой вы не гусар, вы — гондон. И предатель. Я не знаю, как там было с этими глазами на самом деле, но точно знаю, что вот так вылить ведро помоев на старого друга, как сделали вы и есть подлость. И на месте Софьи Яновны, я бы вас никогда не простила, даже если бы вы вот сейчас сорвались и полетели просить прощения.

И ужасно злющая Ева выскочила из дома, хлопнув дверью. Её трясло и колбасило, как будто это её предал старый друг. Подумать только, поверить на слово, какой-то бабе, которая показала глаз в оборках и сказала, что дорого за него заплатила. И всё, конец света, меня предали, все вокруг не дартаньяны. 

— А мозг включить? А подумать? А спросить? Какая, нафиг, мужская логика? Сплошные амбиции и мыльные пузыри гонора, — вела диалог сама с собой Ева, злобно печатая шаг в неизвестном направлении. Повезло, что её догнал Марк и тормознул, а то бы точно заблудилась.

— Фуух, еле догнал тебя, ты забыла свою глазастую Монстру,  — запыхавшимся голосом сообщил Марк и всучил Еве забытое сокровище.

— Слушай, такого пинка моему папеньке даже мать моя — Сарра никогда не отвешивала. Ты когда выскочила, он посидел пару минут, а потом как заметался с воплями, что она его не простит и будет права, и стал на пижаму пиджак натягивать. В аэропорт собрался. Еле уговорил позвонить Софье сначала. Поговорить. Уходил когда, он уже набирал ей на сотовый. Наизусть помнит.

— Может, ты не будешь торопиться, пойдем, пообедаем вместе? А то от этих сладостей только аппетит проснулся и огурца соленого захотелось. Я приглашаю. Тут недалеко есть отличное заведение. Тебе понравится, я уверен.

— А и правда, пойдем. А то я сейчас не то, что машину не найду, а и парковку не вспомню. Со злости, аж заклинило, — легко согласилась Ева и подхватив под руку неожиданного кавалера, задала вопрос, который мозолил язык еще с момента знакомства.

— А твою сестру случайно не Мария зовут? 

— Нет, Марго. Маргарита. 

— И ты не находишь, что такой набор имен у двух ваших семей несколько странный? Матвей, Макар, Марк, Маргарита. У вас поди еще и матросские костюмчики одинаковые были на детских фотографиях? 

— Ну слушай, там какие-то тайны родительские были, я толком не знаю даже. Надо отца поспрашивать. Но теперь и мне интересно стало.

— А ты всегда такая? Со странными вопросами и чудным видом? 

— Обычно, да. Но сегодня я вообще в ударе, — заявила Ева усаживаясь за столик в уютной забегаловке и начиная флиртовать, на радость своему выздоравливающему организму.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →