Categories:

Куда дели Еву, глава 15

Гражданин с хитрой улыбкой и не менее хитрым предложением, в течение часа расписывал Еве шикарные перспективы, если она не будет дурой и согласится. Ева пила кофе и не сильно обращала внимание на лепет ушлого. Она уже поняла, что за фрукт перед ней и ветром какой наживы его принесло. 

Мужчина решил, что он будет посредником между Евой и адвокатом красномордого. Без посредника, по его заверениям, Еву обязательно надуют и не выплатят положенную сумму. А с ним, Ева точно получит своё вознаграждение и даже больше, чем сейчас обещают. Он будет биться как лев, повышая ставку, всего за двадцать пять процентов комиссионных.

Пропуская между ушей заверения посредника, пыталась понять, как он её нашёл на пляже, длиной четырнадцать километров? Отследил по симке? Быть не может. Разглядел в толпе? 

Единственное, чем она отличалась от тёток вокруг, это длинной юбкой и кедами. Ну и почти лысой головой. Но как можно было её вычислить по этим признакам в толпе, не совсем понятно. Куда проще было дождаться её в холле гостиницы. 

А мужчина, восприняв Евино молчание, как добрый знак сомнений, не мог уняться, заходя на третий круг. Выслушивать ещё раз те же доводы о коварстве его соплеменников, только и ждущих наивную русскую бабу, чтоб её обобрать, Ева уже не стала. Резко встав и попрощавшись кивком головы, ушла с пляжа, оставив его с неоплаченным счетом за кофе. 

Весь кайф испортил, гад. 

До гостиницы было рукой подать и Ева успела зайти в неё до того, как её догнал настырный гражданин. Уже подходя к рецепшину услышала, как её окликнули. Менеджер с рецепшина жизнерадостно улыбаясь, обрадовал Еву сообщением, что её искал брат и вон он как раз машет ей руками у входа. 

По лицу Евы юноша как-то быстро понял, что теперь уже он лично должен оплатить ещё один день проживания гостьи, не меньше. Назойливого  гражданина в момент выставили за порог отеля, а Еве поклялись, что больше никому никогда не дадут информацию о ней, как будто она секретный агент Моссада.  

Не успела Ева добраться до своего номера, как ей позвонил Зося. Он был на старте и в тонусе. Ждал отмашки, с кем договариваться. По легкому трепету на мощном выдохе, Ева поняла, что Зося не одобрил её выбор, но комментировать и переубеждать не стал.  Сухо попрощавшись, поскакал в нужную сторону. Видимо, решил, что Ева польстилась на деньги. Так даже лучше. Если свои поверили, то у чужих, тем более не ёкнет.

А потом позвонил бегемот, да как заорёт...  

Белка, звонила, спрашивала, уверена ли Ева, что ей сегодня нужны хоть какие-нибудь дети? Они все, восемь штук, так увлечённо и дружно замесились, что разорвать непорочную компьютерную связь нет никакой возможности. Даже мелкая, четырех лет отроду, тоже прилипла до кучи. 

Ничего удивительного в этом не было. Белкин Дэвид был каким-то крутым прогером и детей всех подсадил на это дело. Дом их был похож на лабораторию NASA, из каждого угла светился монитор, а кабели вились и перекручивались, не хуже брачующихся змей.

Может надо было их в Израиль отправлять учиться? А нет, тут же иврит. Они-то только английский знают, - размышляла Ева арендуя на завтра машину через гостиничный сервис. Выходило дороже, чем напрямую, через сайт, но зато завтра она вовремя получит ключи у портье и машину прямо ко выходу. 

На завтра все оказалось не так шоколадно, как обещали вчера. Пресловутый израильский сервис оказался настоящим израильским испытанием. Пока дождалась машину, успела два раза позавтракать и вздремнуть. С опозданием всего в полтора часа от намеченного выехала из гостиницы. Хорошо, что она была подготовлена Белкой и не сильно рассчитывала на обещанные бонусы, типа пунктуальности. 

Зато доехала действительно за час. Ну почти за час. А потом ещё два искала парковку. Может, конечно и не два, но злилась на себя уже не по детски. Нет бы, как все, на автобусе, так нет же, хотела цивилизации. Ну вот и получила её вместе с прилагающимся побочным продуктом.  

Пристроив-таки лошадь на подземной стоянке, наконец выдохнула и пошла  искать выход на улицу. Вернулась через пару минут, вспомнив, как однажды в  аэропорту Майями два часа искали оставленную машину. Сфотографировала номер места, чтоб уж точно не забыть и если что, было чем ткнуть под нос охранникам, призванным на помощь в поисках утерянного.

Выбравшись на свет из подземного прохладного полумрака сразу покрылась липкой жарой и желанием свалить обратно к морю. Позыв удалось сдержать. Хорошо, адрес лавки Наума уже был забит в навигатор айфона и через пол часа Ева толкала дверь симпатичного небольшого магазинчика в старом городе. 

На дверной колокольчик сначала никто не отреагировал. Покупатели толпились у витрин, а три продавца обслуживали гомонящую публику. Потом кто-то случайно повернулся к Еве и тут же издал победный клич на иврите, отчего все резко заткнулись и уставились на стоящую у входа лысую тетку,  которую пару дней назад показали в телевизоре. 

От хоровода, случившегося в следующие несколько минут Ева чуть не оглохла. Про китайцев она давно знала, что у них верх вежливости орать друг на друга, но в израильтянах такого подвоха не подозревала. Было очень шумно и Еве захотелось в обморок. Свои желания Ева уважала и в этот раз не задержалась с исполнением. Не очень эстетично стала заваливаться в бок. Благо, кто-то расторопный успел подхватить её и не дал возлечь на зашарканный пол. 

Потом был какой-то кипишь и суета. Ей махали газетками, совали в нос вонючее, поливали водой для цветов, чуть не выбили передние зубы в попытках напоить водичкой. Пришлось приходить в себя, пока не дошло до членовредительства.

Потом Еву уволокли куда-то в задние помещения и уже там дали отдышаться. Восприимчивая публика решила, что Ева бухнулась в обморок из романтических настроений, в предвкушении встречи с родственниками. Откуда им было знать, про не так давно пробитую голову и легкую форму агорафобии. 

Скакал вокруг неё сам счастливый обладатель ювелирной лавки. Такого рекламного ролика он не заказывал, но рад был несказанно. Эффект обещал быть фееричным. Все, что пролежало год на витринах, уже вымели под чистую и ещё заказов на год оставили. 

Наверное, если бы сомневался в честности отца и допускал вероятность существования сводной сестры, он бы отнёсся к Еве по другому. Ну, например, как к претендентке на наследство. Но он точно знал, что никакой сестры нету. И ещё он знал, что у отца в России остались друзья, на которых он обиделся. И эта мадам в лысине и кедах приехала с весточкой от них. Очень, очень, очень удачно приехала. 

— Вы же сын Наума Семёновича, верно? Можно мне с ним встретиться? 

— Я уже отправил за отцом сотрудника. Его сегодня нет в мастерской, он захандрил. Хотя, знаете, давайте лучше мы с вами сами пойдем к нему домой, вам и поговорить с ним будет там удобней, - решила свежая копия Наума и позвонила сотруднику, чтоб тот вернулся в торговый зал. 

Пока шли до дома, минут двадцать, Марк, так звали сына, рассказал, как было дело два года назад. 

— Отец уже собирался уезжать, веселый такой был. Подарки покупал. Встретился с какой-то старой знакомой где-то в торговом центре и как подменили. Уезжать передумал, это мы обрадовались конечно, но унылый стал и желчный, это уже тяжело далось. Жить с нами не стал, квартиру отдельную ему сняли. И честно говоря, вздохнули свободней. Пытался выяснить у него, что случилось. Молчит. Может у вас получится его разговорить?

На подходе к дому Наума, Ева вытащила Монстру из рюкзачка и прижав её к себе задом, к лесу передом, так и держала, глазом вперёд, пока Марк звонил в дверь отца. Долго не открывали и Марк уже полез за своими ключами, когда дверь неожиданно распахнулась. На пороге стоял не старый ещё дед  начинающегося пенсионного возраста в уютной клетчатой пижаме и седоватых  кудряшках. 

Оглядев Еву с головы до Монстры, задержался взглядом на своей работе. Засмурнел лицом и сумрачным же голосом, под стать своему анфасу,  спросил:

— А вам она за сколько денег продала глаз? Тоже по цене килограммового брильянта?

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.