gnomomamochka

Categories:

Куда дели Еву, глава 9

Ева наконец выползла из гостиницы на послеобеденную набережную. Народу было, на удивление, не много. Меньше, чем в Буэнос Айрес. Хотя, такая красивая променадина должна быть забита праздной публикой, но чёта нет, сильно споткнуться не об кого. Сиеста, наверное, решила Ева и сняв обувь, спустилась на пляж. 

Первым делом залезла в море, вымочив подол и чуть не утопив свои кеды. Потом так и гуляла, вдоль кромки воды со связкой обсыхающей тряпочной обувки, перекинутой за шнурки через плечо. Мокрая длинная юбка, заправленная одним краем в трусы, приятно холодила икры. Все неприятности вымело из головы средиземноморским бризом. 

Забыв счёт времени и не отвлекаясь на телефон, Ева почти уже дошла до пляжа старого города, когда услышала, не слишком издалека, гневные вопли знакомого голоса. Белка в мыле и белых шортах стояла у парапета набережной и призывно махала руками. Колыхая своей самой значительной частью тела, норовила потерять равновесие и перевалиться через ограждение прямо в песок.

Ева перепугалась, что случилась какая-то катастрофа и понеслась искать ближайший выход с пляжа к людям. Запыхавшись, выбежала босиком на горячую брусчатку променада и попала носом в Белкин молочно-обогатительный завод. Та, молчком, выколупав Еву из своей сокровищницы восьмого размера, впихнула её в свою машину и споро заскочив за руль, стартанула с крейсерской скоростью малолитражки. 

Ни на один вопрос Белка не отвечала, сосредоточенно маневрируя по забитым вечерним дорогам. Еву начала накрывать паника и мигрень. Порывшись в рюкзачке, нашла свои обезболивающие и тут же употребила их, запив из валяющейся под сиденьем бутылки. А Белка вдруг напряглась и спросила, не забыла ли Ева где свою Монстру. 

И тут Еву попустило. Катастрофа отменялась. Эта суматошная еврейская мамаша, соскучившаяся по адреналиновому драйву, устроила такой кипиш,  чтоб не опоздать в телевизор на интервью, о котором Ева уже забыла. Голова-то дырявая! 

— Это ты меня по симке своего ребёнка вычислила, конспиратор хренов? - уже улыбалась Ева, представляя как Белка отслеживает её местоположение, не дозвонившись на телефон, а потом выискивает место для перехвата. 

— А ты какого лешего не отвечаешь на звонки? Я тебе двадцать раз набирала. И на кого ты вообще похожа. Чучело лысое, песком обветренное. Как тебя людям-то показывать? Ну хоть морда довольная, уже хорошо, - причитала Белка, паркуясь у какого-то здания, где их уже ждали. 

Следующие двадцать минут из Евы пытались сделать среднестатистическую среднерусскую средневозрастную мадам, какой её представляла себе еврейская девушка-гример. Получалось плохо. Переодеваться в чужой реквизит Ева категорически отказалась, только юбку из трусов вытащила и кеды сняла с плеча, надев на ноги. Эти пять минут славы её совершенно не ворошили и вообще, смотреть все будут только на Монстру, её-то чего разглядывать? 

В ознаменование завершения процесса преображения, Еве всучили наушник с сурдопереводчиком внутри. Впрочем, это был скорее вушник, а не наушник, снаружи его было не разглядеть. 

И понеслись эротические фантазии ведущей романтических новостей в израильский эфир. Еве даже слова-то особо не давали, она сидела снежной королевой в неудобном кресле с Каем на коленях. Роль Кая исполняла одноглазая Монстра. Вот она была очень фотогенична и роль свою  исполнила блестяще. Блестела изумрудом. Смоктуновский бы забросал  цветами.

Потом ведущая предложила обращаться к ним в редакцию всем, у кого есть информация о русском ювелире и его золотых глазах с драгоценными  каменьями. И как Ева поняла, никто из этих телевизионных мартышек не собирался искать Наума, а просто ждал интересных историй. Всем нужен адреналин, мясо, сопли, кровь. Можно поперчить. 

Но по окончании представления клятвенно заверили Еву, что обо всех, достойных внимания событиях, будут её извещать. И выписали чек на предъявителя со вполне приличной суммой. Ева удивилась такой щедрости, даже злость на красномордого прошла. Может и правда забрать заявление? А в награду затребовать от консульства адрес старика Наума. Чё мы, не в Израиле, что ли? Где ещё торг более уместен? 

Пройтись по ночному Тель-Авиву Еву уговорила Белка. Опять шли по набережной, но уже в другую сторону. Настроение было чудное, несмотря на усталость и натертую сырым кедом пятку. Белка жизнерадостно трещала и совала Еве в нос свой чек, который ей выдали за организацию интервью. Он тоже был вполне не скупым. Ева восхищнулась Белкиной рациональностью.

Расставались у гостиницы. Белка уже торопилась к машине, брошенной в середине туристического трека, надеясь, что ещё не успела заслужить штрафных кар. А Ева, зайдя в ярко освещённый холл, сразу же обнаружила своих детенышей, уютно развалившихся в удобных гостиничных диванах и судя по умным сосредоточенным лицам, зависших в соцсетях.  

Заметив мать, крупногабаритная мелкота покидала свои гаджеты и кинулась обниматься. Помяв и без того не глаженую мать, поставили ее на пол и спросили, куда идти деткам. Лучше конечно сначала пожрать, потом мыть руки, но если мать сильно настаивает, то голодные кровиночки могут и обождать с трапезой. 

Сдав куцый детский багаж консьержу и попросив закинуть его к ней в номер, повела своё обжорливое стадо в ресторан, на поздний ужин. Дети лопали в два горла и делились с маменькой тревожными новостями с родной земли.  

Репортаж в урезанном виде проскочил, как анекдот, по европейским каналам  и задержался на пару часов в фейсбуке. Разглядев в героине сюжета собственную мать, дети пытались дозвониться, но телефон не отвечал, сообщения не доходили. Перепугавшись не на шутку, стали звонить отцу, вдруг у него есть информация. Тот отмахнулся и денег на билеты не дал, сказал, мать сама замутила, сама и выкрутится. Не из такого выбиралась. 

Тут он прав, память-то у него хорошая, а критических ситуаций и вправду было, - не без гордости о своей способности находить скважины, думала Ева, умиляясь при этом своим заботливым крошкам. 

Крошки же продолжали вещать о своих мытарствах. Не добившись помощи от отца, стали звонить Евиным новым друзьям и знакомым. Первым в списке  был Матвей, как самый платежеспособный и деловой кадр. Он их выслушал не перебивая и тут же закинул денег на билеты, и командировочные расходы. Велел сразу же отзвониться, как только найдут мать. Вот щас они дожрут, что бог послал по третьей порции и позвонят ему. Расскажут, что она целая и вполне сносно выглядит. 

Ева в ответ, рассказала деткам всю свою эпопею в красках и цифрах. Похвасталась чеком, выданным телевизионщиками и поделилась планами на  завтра, созвониться с консулом и обрадовать его своей готовностью забрать  заявление. 

На свой, опять звонящий телефон, Ева обратила внимание случайно. Звонил Артем. Наверное, хотел узнать, как там дети. Отцовские чувства надо щадить, - думала Ева, принимая звонок. 

Нет, ошибочка вышла. Хотел Артём совсем другого и это в корне изменило все Евины планы. Не дослушав поток гневной речи, с гадливостью сбросила звонок. Большого труда составило не показать детям своё испорченное настроение. Удивительное дело, ещё пол года не прошло с развода, а человека, как подменили. Когда и под прессом каких обстоятельств его так поплющило? 

На этот риторический вопрос у Евы не было ответа. Зато было два чудесных сына, сыто отвалившихся от стола и уже с интересом поглядывающих на огни большого города. 

— Сейчас снимем вам номер и можете валить, осваивать останки древней цивилизации, - раздобрилась мать, желающая остаться в одиночестве. 

Ей нужно было подумать и заценить сложившуюся ситуацию во всем её объеме и многообразии. Она, ситуация, как-то начала выходить из категории безопасных и приобретала аромат вчерашних креветок. Тревожилось.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.