gnomomamochka

Categories:

Куда дели Еву, глава 1

Из больницы Еву выписали уже в октябре, по холодку. Споро начавшееся  выздоровление основательно затянулось дымчатой пленкой головной боли и мутью в глазах. Настроение было под стать погоде, сырое и серое. К унылой себе, Ева была не привычна и хандрила. 

Дети поначалу звонили каждый день, пугая Еву своей заботой. Каждая мать ведь в кусе, что подрощенные отпрыски звонят только, когда что-то случилось. Потом вошли в колею и отчитывались о своей жизни строго по графику выходного дня. Нормальные здоровые эмбрионы, в общем. 

Зося в начале своей карьеры самоназначенного жениха прибегал каждый день и по часу торчал у Евы, но к концу больничной каторги подустал от Евиного серого настроения и забегал все реже, скучая на перевалах. 

Ева не обижалась. Она сама себе такая не нравилась, но другой у неё сейчас не было. 

Один раз зашёл Артем, был он чем-то раздосадован и не показывал искренние эмоции к старой жёванной галоше исключительно из уважения к белым крашенным стенам. 

Выражал согласие оплатить счёт за больницу, а увидев его, был неприятно удивлён. Ещё более удивился, узнав, что счёт уже оплачен. Матвеем. После такого унижения не звонил, только денег Еве на счёт перевёл. Наверное, восстанавливал имидж в собственных глазах. 

Матвей же был - сама деликатность. Приезжал вместе с Нюшкой почти каждый день и выволакивал Еву гулять. Пожалуй, вот эти пол часа были  вполне приемлемы и терпимы в нынешней жизни. Но больше тридцати минут Ева не могла слышать жизнерадостный детский треск, начинала болеть голова. 

В день выписки за ней приехал Матвей и отвёз в свою усадьбу. Там было тихо, мокро и облизательно. Еву облизали и в поперечнике, и по диагонали, и даже по спирали, строго по правилу правого буравчика, с интенсивностью тропического ливня и навязчивостью телевизионных рекламных роликов. 

Собачье счастье быстро беспрецедентным. Еве даже стыдно стало перед собаками, что она не может выразиться столь же эмоционально. Но пожалуй, начни Ева облизывать Батона с Мымрой, не видать ей собак ещё с пол года, пока в дурке профилактику будет получать.  

Стоило Еве зайти в дом и закрыть за собой дверь, как ладные бесхвостые  охранники заняли свои боевые позиции в уютных плетёных креслах на мягких подушках и прикинулись плюшевыми игрушками. 

Через час Еве надоело ходить по дому, перекладывая с места на место мелочи жизни. Не радовало совершенно ничего. От книг разболелась голова, поплакать было некому. Но когда и кого это останавливало? 

С упоением и в запой Ева рыдала в Мымру, приглашенную с этой корыстной целью в дом. Сидя на диване, в обнимку с тёплой животиной и наматывая на неё своё сопливое неудовлетворение жизнью, Ева не заметила гостей. Мымра заметила, но вида не подала, была занята мымротерапией. 

Матвей вернулся с продуктами и желанием удостовериться, что вне больничной обстановки Ева внезапно не помрет. Ева не помирала, но судя по блеску и размеру мокрых пятен на Мымриной шкуре, ей грозило обезвоживание. 

Двенадцатилетний виски в тяжёлой толстой бутылке, принесённый Матвеем вместе со съедобной поклажей, как раз прекрасное средство для лечения обезвоживания крайней степени. Сыр сошёл за еду, колбаса ушла Мымре, Батон остался без закуски, ему не хватило.  

Банкет затянулся.

Утром Ева не могла разлепить глаза и пошевелить рукой. Виски слишком хорошо зашли вчера в организм и прижились там. Или даже не прижились, а вступив в химическую реакцию с кровью, превратились в свинец.  Философский камень какой-то, а не виски. 

Отпихнув развалившуюся рядом с ней Мымру, Ева попыталась встать. Не тут было. Бетонная плита прижимала её к горизонту и сопела в шею. Таки распахнув в удивлении глаза, Ева заценила рокировку. 

Вкусивши вчера на двоих литр живительной влаги, отрубились одетыми поверх одеяла, что успокаивало, но в позе ложки, что сильно настораживало. На предпринятые Евой попытки выползти из под плиты, не просыпающийся Матвей подоткнул её поглубже себе под бок и ещё ногой сверху прикрыл добычу, засопев глубже. 

Нормально так, полечили обезвоживание.

Пару часов спустя, в меру смущенные взрослые детки (те, кому за сорок), жарили гренки и выбирали место дислокации Евы на ближайший месяц. Матвей предложил сменить сырую обстановку зоны резко континентального климата и съездить в одиночный пикет к тёплому морю за тонусом, и загаром. 

Предлагал Египет с пирамидами, рыбками в море и Грецию с мраморными руинами, рыбками в море. Ева обещала подумать над предложением. А Матвей пообещал привезти Нюшку, если Ева будет долго думать. 

Выбор Ева сделала уже через десять минут, запутавшись в нейронных связях своей, местами не герметичной, головы и он не понравился Матвею. Зато ему понравилось возвращение прежней Евы. От серой печали остались только синяки под глазами и короткий ёжик волос. 

Но что-то подсказывало Матвею, что зря он всё это замутил...


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →